Выборы в Иране: союзники Ахмадинеджада терпят поражение

"Хвиля"

Этот аспект голосования был основной интригой выборов, так как, по мнению иранских официальных лиц, активность избирателей — наглядный показатель доверия иранцев исламскому режиму, одобрения его курса на мирное освоение атома и непреклонности в противостоянии с Западом, передает ИТАР-ТАСС. Четыре года назад, в ходе прошлой кампании по выборам в меджлис, активность электората составила 55,4%.

 

Как отмечает Росбалт, победители выборов были известны заранее, так как реформаторы из Фронта участия исламского Ирана во главе с бывшим президентом Мохаммадом Хатами отказались от участия в избирательной кампании.

Они заявили, что сомневаются в прозрачности избирательного процесса. Поэтому главный спор шел между сторонниками Верховного лидера Ирана Али Хаменеи и действующего президента Махмуда Ахмадинежада.

Известно также, что младшая сестра президента Ирана Махмуда Ахмадинеджала проиграла на выборах в парламент. Парвин Ахмадинеджад уступила более консервативному кандидату в ходе голосования в городе Гармсар, который расположен приблизительно в 60 км к юго-востоку от Тегерана, пишт «Газета.Ru».

Предварительные итоги голосования свидетельствуют о том, что союзники Ахмадинеджада потерпели поражение и во многих других избирательных округах.

Еще до завершения голосования российское министерство иностранных дел призвало в вопросе о выборах в Иране «не опережать события и не нагнетать страсти на пустом месте». Как подчеркнул официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич, «выборы очень важны. Ведь парламент будет влиять и на то, какими будут предстоящие в будущем году президентские выборы в Иране».

Тем не менее глава МИД Великобритании Уильям Хейг уже высказал точку зрения, что выборы в Иране 2 марта проходили в «атмосфере страха» и не способны отразить волю иранского народа. По его мнению, иранский «режим представлял выборы как испытание лояльности, а не возможность для населения свободно выбирать своих собственных представителей». Комментируя ситуацию вокруг выборов в Иране вскоре после закрытия избирательных участков, глава Форин-офиса отметил, что «на протяжении некоторого времени было ясно, что эти выборы не будут ни честными, ни справедливыми». Как указал Хейг, из-за «атмосферы страха» в стране, «усиленных проверок» в отношении кандидатов, «постоянного подавления инакомыслия» и «продолжающегося домашнего ареста двух иранских оппозиционных лидеров» выбор кандидатур оказался ограниченным.

«Большинство представителей реформистского крыла решили не выдвигаться, что свело выборы к внутреннему соревнованию среди консерваторов правящего режима», — отметил он. «Мы не считаем, что данные выборы могут быть представлены как отражающие волю народа», — заключил министр.

В день выборов в Иране не обошлось и без комментариев по проблеме ядерной программы Тегерана. Так, президент США Барак Обама в интервью американскому журналу «Атлантик» заявил, что Вашингтон не допустит появления у Ирана ядерного оружия и намерен использовать для этого все имеющиеся возможности, вплоть до военной силы. При этом он подчеркнул: «Я не блефую». В то же время президент дал понять, что «военная составляющая» — лишь один из возможных способов решения ядерной проблемы Ирана, который будет использован в последнюю очередь. В настоящее время США отдают приоритет дипломатии и санкциям, которые, по мнению Обамы, достаточно болезненны для Ирана и оказывают на него необходимое давление.

В начале следующей недели в Вашингтоне будет находиться с визитом премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху. Ожидается, что на встрече в Белом доме Обама будет убеждать его не форсировать события и воздержаться от использования военной силы против иранских ядерных объектов. На брифинге в пятницу пресс-секретаря президента Джея Карни попросили прокомментировать сообщения о том, будто Нетаньяху намерен просить Обаму «четко обозначить красные линии, которые Ирану не будет позволено пересечь без подключения США к военной акции». «Думаю, наш президент также дал ясно понять, что стратегически не в интересах США открыто проводить красные линии для определения того, какие гипотетические действия Ирана повлекли бы за собой ту или иную конкретную реакцию США», — сказал он.

В то же время, по мнению обозревателей, уговорить Тель-Авив отказаться от военного варианта решения проблемы иранской ядерной программы будет довольно сложно, с учетом, например, того, что глава израильского правительства вновь отверг возможность возобновления переговоров с Тегераном по иранской ядерной программе. После встречи в пятницу с канадским коллегой Стивеном Харпером он заявил, что «иранские власти могут продолжать, как и раньше, настаивать на возобновлении переговоров, использовать их с тем, чтобы продолжать свою ядерную программу, однако мировое сообщество не должно попасться на эту уловку».





Комментирование закрыто.