Войной в Украине Путин не сможет ответить ни на один стоящий перед ним вызов, — эксперт

Хвиля

Владимир Путин

После признания выборов и пожимания рук украинским партнёрам в Минске у Кремля есть только один рабочий путь продвигать свою политику давления – переворот в Украине, признание нелегитимным правительства самими украинцами и, как следствие, настоящая гражданская война.

Об этом в своем блоге пишет Кирилл Данильченко, сообщает Хвиля.

«Вся возня на востоке – неуклюжая попытка легализации украденного, попытки усадить нас за стол переговоров или угрозами перевернуть сам стол. Хотя даже в случае захвата Киева, управление Украиной переезжает в Одессу, потом в Тернополь, потом во Львов. Если надо, в Варшаву, в Лондон, в Вашингтон», — отмечает автор.

Он пишет, что Россия не сможет подавить сопротивление 40-миллионной Украины даже военным путем.

«Вводите хоть до Днепра и до Львова. Даже если носители лишней хромосомы вобьют свою трёхцветную тряпку на Говерле, то самое интересное для них только начнётся. Никто в современном мире не признает оккупации и аннексию – смотрим на Северный Кипр, Кувейт, Восточный Тимор, Абхазию, Осетию, будущее любой оккупированной территории – обнищание на задворках цивилизации или повод для вмешательства других стран. Какие вы там, говорите, решите вопросы на фоне даже самой победоносной войны? Исчезнут терминалы СПГ на 230 млрд кубов в Северной Европе и планы США занять 20% европейского рынка углеводородов к 2020 году (с опустошающим эффектом для бюджета сырьевой федерации)? С РФ снимут санкции за Крым, за Сирию и поддержку диктатора, за сбитый «Боинг», за удары по городам РСЗО? Нефть российских фракций перестанет стоить 38-39 долларов за баррель? На Бензоколонке перестанут раз в неделю объявлять, КТО на Кавказе, разнося из гранатомётов панельные пятиэтажки сторонников «Дербентской Народной Республики»? Члены запрещённой организации ИГИЛ откажутся от расстрела оперативников ФСБ на отдыхе, а в Питере перестанут называть мосты именем людей, призывавших к джихаду против страны? В далёкой Сирии перестанут терять 8 вертолётов за полгода операции (а это почти 30% от первоначального состава)? Ноль задач. Зеро», — отмечает Данильченко.

Автор подчеркивает, что любое продвижение фронта в Украине означает как минимум пару миллионов человек, которых нужно кормить, пару старых ТЭЦ, которые нужно готовить к зиме, дополнительные сто километров трудностей с логистикой на дорогах, где убивают первых лиц «народных республик».

«Безысходность и тлен. Можно пытаться показывать, как Путин спас русскоязычных по телевизору, или угрожать «принять меры» после провокаций в Крыму, но в реальности ни один из ключевых вызовов, стоящих перед Путиным невозможно решить в военном поле в Украине. Нельзя ни излечить его паранойю от возможных «оранжевых» и «цветных» революций, ни обеспечить смену элиты в Российской Федерации (без стрельбы по парламенту и дворцовых переворотов), ни получить разрешение играть с большими мальчиками в песочнице без санкций и совочком по лицу, ни удержаться в Сирии, ни уйти без кредитов и инвестиций Запада от сырьевой зависимости», — резюмирует Данильченко.




Комментирование закрыто.