Страх — основной мотиватор человеческих поступков

"Хвиля"

Об этом идет речь в интервью социального психолога Олега Покальчука «Элиты ушли, а охлос остался и подумал — я элита»

{advert=1}

«Практика общения и исследования психологии личности привели меня к такому выводу, что глубинным фактором, глубинной причиной человеческих поступков является страх. Страх является самым сильным мотивом. Но не тот осознанный страх, когда мы понимаем, что мы боимся, это уже не совсем страх, это достаточно длинная градация между тревожностью, алертностью или паникой. А тот хаос, который находится в глубине души, говоря поэтическим языком, внутри каждого человека, эти импульсы, фактически, прорываясь наружу, в сознание, превращаются в тревожный сигнал, и люди либо его преодолевают, и становятся сильными личностями и Личностями вообще, либо ему поддаются, и становятся личностями трусливыми. То есть, так или иначе, этот импульс, может, даже не личностный и не человеческий, он является мотиватором человеческого поведения», — отметил Покальчук.

«Страх лежит в основе и в этом нет негативной коннотации. Я не отношусь к страху, как к чему-то плохому, как и к стрессу, как психолог. Потом в сочетании этих вещей, исследование феномена страха и элит, появился замысел. Точнее, даже не замысел, а наблюдение о том, что, поскольку, квазиэлиты или протоэлитные группы являются неким маркером, неким выразителем общих тенденций, хотят того или нет, умные они или глупые, они есть. Стало быть, они эмблематичны, они являются символом чего-то. Это одна часть марлезонского балета. Соответственно, для каждого этноса существует своя культурная история, мифология в виде сказаний, историй, саг, суждений, которые, трансформируясь, влияют на актуальную политику, жизнь и быт гораздо сильнее, чем даже представляют себе политкорректные европейцы. Точнее, не представляют, а страшно этого стесняются. Когда в Японии происходили первые буржуазные реформы, японцы страшно стеснялись своего японского, пытались носить очки, фрак, и считали все то, чем мы сегодня восторгаемся страшной шароварщиной и жутко этого стыдились. Они не надеялись, что им окажут психологическую помощь, а со временим изжили это стеснение», — резюмируте психолог.

{advert=2}




Комментирование закрыто.