Руководству Минобороны РФ советуют набрать спецчасть блогеров

"Хвиля"

ИА REX: Если для того, чтобы знать обстановку в собственной части командир должен зависать в сети, не значит ли это, что МО РФ в глубоком кризисе? Может им набрать спецчасть блогеров по отслеживанию морально-психологического состояния военнослужащих?

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Видимо, надо приветствовать инициативу генерал-лейтенанта Каракаева. Вряд ли это простой отчёт перед информационно продвинутым президентом Медведевым, которому мил всякий чиновник, сказавший об интернете.

Мониторинг информационной среды — обычный приём, который используется всеми серьёзными организациями, включая ЦРУ. Для реализации задуманного совсем не надо набирать дивизию внешних блогеров или лично сидеть за компьютером — достаточно найти и подключить к работе тех пацанов, которые служат внутри самих РВСН и которые, на данный момент, возможно, занимаются не тем, к чему лежит душа. Эту идею полезно внедрить по всей российской армии, а не только в РВСН. Если армия наймёт блогеров, не входящих в саму систему, они разрушат её за полгода.

Другая сторона вопроса — как будут использованы командованием полученные в сети данные. Здесь действительно нужны профессионалы, которые будут работать в широком контрпропагандистском диапазоне — от «Союза солдатских матерей» до НАТО и Министерства обороны США. Надо понимать, что и это тоже — элементы кибервойны. Если добытые в интернет-пространстве армейские факты будут опять загонять в формат неких «комиссий по фактам дедовщины» (куда входят священники, редакторы либеральных СМИ и т.п.), то эта шкура не стоит выделки.

Юрий Юрьев, политконструктор:

Странно для частей повышенной боеготовности на боевом дежурстве обязывать офицеров рыться по интернету. То ли это в свободное время, то ли в служебное время — в любом случае это ущерб от внештатной перегрузки. Кроме того — это уметь надо, искать по интернету.

Это только Каракаев сразу всем очевиден со своей высокой идеей, а солдатиков пойди, найди ещё. Солдатик не идиот указывать часть и позицию, узнать о которой мечтают враги, чтобы её тотчас поразить. Это Каракаев чуть что мечет «Рубином» из защищённых бункеров, а для солдатика скрытность — первое условие выживания.

Раз спросили про спецчасть блогеров — отвечу, что она не поможет. Потому, что сразу же нарвётся на спецчасть хакеров из кибербатов США, что мониторят движения войск как раз по ай-пи выхода и вышкам сотовой связи после признаний не в меру говорливых служивых о том, кто же они. А против профи-хакеров блогеры не устоят, тем более, если блоги хостятся в США.

И если воинская контрразведка даст ещё и офицеров РВСН в социальных сетях засветить по географии и сменам — тогда действительно МО РФ в глубоком кризисе, а не только Каракаев с точки зрения бывалых «воинов сети».

Леонид Савин, политолог, главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика»:

Думаю, в общем, это неадекватное понимание роста значений информационных технологий. Хотя что значит знать обстановку на местах? Что кто-то из солдат, почитав новости в соцсети, их обсуждает или пытаться найти какую-то связь между полученной информацией из интернета и происходящим в коллективе? В США, например, несколько лет назад военнослужащим закрыли доступ в социальные сети, чтобы избежать утечки информации (по мнению начальников). Но это привело к обратному эффекту и возмущению американских военнослужащих. Они решили пойти другим путем — создав собственные военные сети, закрытые от посторонних глаз, но где можно было бы общаться и обмениваться информацией. Более того, в таких сетях как Фэйсбук, например у множества западных ВС есть свои странички. В Китае же решили проблему наличием соответствующих брандмаузеров, которые обрезают нежелательные заходы извне и выходы за пределы страны. Безусловно, вербовка и шпионаж может осуществляться и через социальные сети, но, как показывает опыт, проще договориться со служащими за чёрный нал или алкоголь в обмен на воинское имущество или информацию, чем «разводить» виртуального собеседника в воинских коллективах. Впрочем, дыма без огня не бывает. В 2011 году Пентагон официально заявил, что будет использовать соцсети для распространения своего влияния в мире, в том числе с помощью виртуалов. А ещё ранее запустил Киберкомандование.

Сандра Новикова, журналист и блогер:

Это, наоборот, свидетельство того, что МО РФ начинает, наконец, понимать, что главный фронт сейчас — информационный.

Однако о том, какая обстановка сложилась в его собственной части, командир должен узнавать не из сети — тут согласна. Ракетные войска стратегического назначения должны нести боевое дежурство. А мониторить интернет, следить за обстановкой и составлять специальные сводки, в том числе и для командиров частей, должны кибервойска. Одними грозными приказами тут ничего не сделаешь: нужна продуманная стратегия создания кибервойск.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

Это просто замена мониторинга курилки при помощи стукачей. Знать, что на самом деле думают подчинённые, а не что они говорят на политзанятиях, предугадывая ожидания замполита.

Это было всегда, просто в ином технологическом антураже. Достичь такого уровня доверия между рядовыми и генерал-лейтенантами, чтобы первые откровенничали с последними, нереально ни при какой власти, так что приходится прибегать к косвенным способам сбора информации. Чтобы какой-нибудь идиотский и дезорганизующий всё и вся флешмоб, плавно перерастающий в бунт, не стал сюрпризом для господ офицеров.

Александр Белковский, журналист:

Возможно, это и есть первая попытка военного начальника выбраться из «глубокого кризиса» в армии. Но тут возникнет серьёзная проблема: кто будет анализировать полученную информацию с целью извлечь из неё пользу? В Советской Армии этим могли заняться политработники, от которых поспешили избавиться. Без разумных аналитиков вся собранная информация будет пылиться на полках.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

В последнее время российская власть серьёзно озабочена проблемой воздействия социальных сетей на российское общественное сознание. Об этом свидетельствует и приказ генерала Каракаева и указания некоторых губернаторов своим подчиненным срочно выходить в интернет с личными блогами и страничками в соцсетях.

Долгое время в провластной экспертной среде доминировала мысль о том, что горизонталь блогосферы и соцсетей не представляет угроз вертикали власти, и они мало соприкасаются. Арабские революции серьёзно поколебали эту наивную уверенность в собственной безопасности. Российская власть не смогла осмыслить мировой опыт использования блогосферы и социальных сетей для выстраивания коммуникаций с самоорганизующимся в них гражданским обществом. В результате большая часть блогеров и пользователей социальных сетей оказалась в протестной части электората.

При этом надо отметить, что хотя интернет-коммуникации в блогосфере и социальных сетях дешевле нежели традиционные СМИ, но они требуют от политиков организационных затрат для привлечения квалифицированных блогеров.

Это непривычно для российской власти, которая привыкла только к односторонним коммуникациям с обществом через пресс-службы, секретарей общественных приемных и с телеэкранов. Тем не менее, освоение новых коммуникаций сегодня российской власти является вопросом жизни и смерти. С этой точки зрения вполне актуальным является предложение экспертов о создании кибервойск, уже функционирующих в США и ряде других развитых стран. На мой взгляд, стоит также ввести в ряде государственных вузов обучение курсу «Основы коммуникаций в блогосфере и социальных сетях».

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.