Российский историк объяснил, почему тактика Путина на Донбассе не сработала

Postimees

Юрий Фельштинский

Президент России Владимир Путин при планировании военных операций опирается на внезапность и блеф, а не на реальную силу, однако на Донбассе такой расчет себя не оправдал.

Такое мнение в интервью сайту Postimees высказал российский историк Юрий Фельштинский.

«Если бы Путин осознавал общую слабость России, он никогда не пошел бы на конфликт с Западом из-за Украины и Сирии. В том-то и дело, что с точки зрения Путина блеф важнее силы, как в покере, где блеф оказывается важнее, чем сильные карты на руках. Все реальные военные конфликты Россия проигрывала: афганская война, обе чеченские войны с военной точки зрения для России закончились поражением», — отметил историк.

«А вот марш-бросок в аэропорт под Приштиной в июне 1999 года или захват Крыма, где расчеты строились исключительно на том, что ошарашенные «противники» (в одном случае англичане с американцами, которые вместе с российскими десантниками были миротворцами в Сербии, т.е. друзьями-союзниками; в другом – украинцы, считавшие русских друзьями-братьями) не станут стрелять в российских десантников, потому что это дикость какая-то убивать людей – вот это по-путински», — пояснил он.

«И в том и другом случае были отлиты медали: «Участник марш-броска 12 июня 1999 года» и «За возвращение Крыма». Медали «За возвращение Крыма» стали вручать уже 24 марта 2014 года, через несколько дней после захвата, т.е. отливали их заранее», — подчеркнул он.

Историк также отметил, что в 1999 году Путин сделал для себя важный вывод: американцы с англичанами в «русских» стрелять не готовы. В 2008 году, во время вторжения в Грузию, выводы 1999 года подтвердились: американцы не пришли на помощь Грузии, по крайней мере американские войска, находившиеся в Грузии, грузинской армии помощь не оказали.

«Но украинцы стали оказывать сопротивление; люди гибли тысячами; сотни тысяч беженцев покинули районы военных действий. Началась реальная война, и Путин испугался афганского и чеченского вариантов. Не добившись ничего в континентальной Украине за пределами Донецкой и Луганской «народных республик», он заморозил проект «Новороссия» и двинулся в Сирию», — резюмировал Фельштинский.




Комментирование закрыто.