Российский экономист рассказал об угрозе коллапса российских банков из-за проблемных кредитов

Украинский Институт Будущего

Российский экономист Дмитрий Некрасов по просьбе «Украинского института будущего» прокомментировал слухи о так называемой «черной дыре», в которую якобы попали банки России по оценке международного аналитического центра S&P Global Ratings.

Напомним, что в конце июня комментарий российского ученого, доктора экономических наук Валерия Катасонова к отчету S&P спровоцировало резонанс в Москве.

«На днях международное рейтинговое агентство S&P опубликовало доклад о состоянии российского банковского сектора. Ключевой показатель указанного доклада — размер «дыры» банковского сектора РФ. Оценка шокирующая — 11 трлн. рублей. Это на порядок больше той цифры, которая обнародовалась Банком России и которую я привел в предыдущей статье. Это уже не «дыра», это настоящая «бездна». Чтобы был понятен масштаб этой «черной бездны», скажу, что общая сумма банковских кредитов нефинансовому сектору в настоящее время составляет 46,2 трлн. рублей. Сумма «дыры» эквивалентна 75% годовых доходов бюджета РФ и почти втрое больше, чем государство потратило на поддержку банков за последние 10 лет», — пишет Валентин Катасонов в материале «Россия сползает в черную банковскую бездну» на сайте «Свободная пресса».

Комментарий Дмитрия Некрасова:

− Рисованные балансы в российской банковской системе, безусловно, являются одной из главных мин замедленного действия, заложенных под российской экономикой. Можно по-разному оценивать их масштабы, но совершенно очевидно, что масштабы значительны. Я не успел ознакомиться с самим отчетом S&P. Со слов, агентство оценивает максимальные возможные потери российской банковской системы в 11 трлн. рублей. Это четверть от всей задолженности банкам в России или примерно 12% ВВП.

Мне трудно представить, что четверть задолженности банкам нарисована. Все предшествующие оценки плохой задолженности были в пределах 4-6% ВВП. Это примерно соответствует объему потерь банковской системы при последних системных банковских кризисах в развитых странах (где объем кредитов к ВВП в среднем в 2 раза больше).

Тем не менее, при расчетах эконометрической модели для доклада «Пределы прочности России» государственные расходы на санирование банковской системы в катастрофическом сценарии были оценены в 4% ВВП, что примерно соответствует 10% ВВП общих потерь (часть издержек всегда будет переложена на частных лиц). Таким образом, крайние оценки потерь в условиях для доклада примерно соответствовали крайним оценкам S&P, которые, в свою очередь, требуют дополнительного внимательного изучения.

Если предположить, что оценки S&P верны — это, безусловно, означает очень большие потери для бюджета РФ в частности российской экономики в целом. Однако в среднесрочной перспективе нескольких лет накопленные РФ золотовалютные резервы позволят РФ справиться даже с кризисом такого масштаба. Скорее всего, при текущих ценах на нефть и экономической ситуации резкого взрыва в банковском секторе ожидать не стоит даже если уровень проблем оценен верно. Это мина замедленного действия которая сработает при ухудшении ситуации и после исчерпания большей части резервов

При текущей ситуации банковская система не рухнет. Попробую в других цифрах. Наша катастрофическая модель предполагала рост госдолга с 12 дл 60% ВВП.

В ней 4% ВВП было заложено на санацию банковской системы. Даже если предположить , что дыра 12% ВВП и ВСЮ ее покроет государство, то в катастрофической модели долг вырастет до 68% ВВП. а в реальном мире это сегодня спокойно закроет ЦБ напечатанными деньгами. Это больно но точно не смертельной.




Комментирование закрыто.