Россия устроила диверсию со «Сбербанком», но без украинских чиновников не обошлось, — Пономарев

Хвиля

Илья Пономарев

В ситуации с покупкой дочки российского Сбербанка в Украине либо произошла настоящая диверсия против Украины, довольно дорогая для бюджета России; либо же банальный распил в сговоре между чиновниками Нацбанка и руководством Сбербанка России.

Об этом заявил экс-депутат Госдумы РФ Илья Пономарев в интервью Апострофу.

Он отметил, что склоняется к версии с диверсией, поскольку общается с российскими инвесторами, которые уехали из России.

«Сбербанк оказался наиболее интересной темой, потому что он: 1) самый крупный, 2) в наибольшей степени ориентирован на бизнес, а не на политику, 3) в нем наибольший процент живых кредитов, которые нормально обслуживаются. Этот объем обслуживаемых кредитов — не меньше миллиарда долларов. Поэтому Сбербанк был со всех точек зрения самым интересным. Торговались с его представителями. Они сами оценивали банк в 600 млн с хвостиком, но дали понять, что готовы торговаться, что все будет зависеть от личности покупателя. Правда, не настолько, чтобы «своим» отдать вообще без денег, такого разговора не было», — рассказал Пономарев.

Он отметил, что многие инвесторы отсеклись из-за жестких требований Нацбанка. Поскольку круг тех, кто мог купить банк, сузился, уменьшилась и цена предложения. Тем не менее, покупатели нашлись.

«За 200 миллионов живых денег эту сделку можно было бы закрыть очень быстро. В Сбербанке в Москве этим занимались люди на уровне заместителей Грефа (президент и председатель правления Сбербанка России Герман Греф, — ред.), а именно — вице-президент Сбербанка Дегтярев, который курировал эту сделку с московской стороны, и другой начальник департамента — Свистунов. Позиция у них была твердая: либо много денег, либо, раз не получается продать банк целиком, начать распродавать по отдельности его активы. В итоге я от этой идеи фактически в феврале отказался, поняв, что ни они не идут по какой-то причине навстречу, ни Нацбанк не хочет шевелиться. Мне это уже было не очень интересно с точки зрения инвестиционных интересов, поэтому я эту тему поставил на паузу», — пояснил Пономарев.

Он отметил, что ситуация со Сбербанком походила на заказ.

«В марте, когда началась блокада отделений, я обратил внимание, что нападали почему-то конкретно на Сбербанк. Хотя, по идее, отделение Сбербанка на Владимирской всего в двух кварталах от не менее яркого и красивого отделения ВТБ на пересечении Пушкинской и бульвара Шевченко. Там вообще ни одного человека не было, хотя оно не менее красивое с точки зрения картинки. Можно было сделать то же самое, как минимум. Поэтому это больше походило на какой-то заказ. А потом «бам!» – и выходит сделка с Гуцериевым и Гусельниковым. И если в эвакуацию Гусельникова после ареста губернатора Кировской области Никиты Белых из российских активов я еще теоретически могу поверить, то Гуцериев уж точно глубоко связан с Россией и бизнесом. Кто там может рисковать с инвестициями в Украину, если не получил заверения на самом высоком уровне о своей безопасности?», — заявил политик.

Пономарев, исходя из перечня активов, отметил, что сделка в значительной степени бартерная.

«То есть получается, что они отдают Сбербанку не деньги, а активы. По моей информации, деньги там тоже были, но их там маленькая доля. Если сделка в общей сложности была объявлена в 130 миллионов долларов (напомню, что от нас было предложение в 200 миллионов долларов), то большая часть этих денег была оценена «борзыми щенками». Я даже затрудняюсь сказать – если не по команде сверху, то сколько же сбербанковцы должны были себе положить в карман, чтобы на такой откровенный грабеж согласиться. Плюс ко всему, господам покупателям пресловутые требования Нацбанка выполнить было бы крайне сложно. То есть, сложно без соответствующей помощи местных чиновников», — заявил Пономарев.




Комментирование закрыто.