Реформировать правоохранительную систему мешали сами «оранжевые», — Луценко

"Хвиля"

О чем жалеет Луценко как человек, как министр? Что он лично делал не так и что мог бы делать, но не сделал? Что было в МВД «не так».

На эти вопросы ответил своем онлайн-интервью через Facebook экс-министр внутренних дел Украины при правительстве Юлии Тимошенко Юрий Луценко.

В частности он отметил, с первых дней был нацелен неправильно, поскольку пытался бороться против тех, кто, по его мнению, кто грабил страну.

«Обнаружены уже в первые месяцы миллиардные хищения подкрепляли меня в досягаемости лозунга «бандитам — тюрьмы», — говорит Луценко.

Вместе с тем, оказалось, что все уголовные дела по закону переходили в ГПУ, там все и замирало.

«Я решил, что единственным путем заставить прокурорскую систему работать будет публичность. Я считал их просто неповоротливыми. На самом деле они оказали активное сопротивление, тупо хоронили дела, не забывая взять отступного. Телевизионная активность ничего, кроме ненужной политической агрессии, не дала. Меня стало «слишком много» в эфире. Общество считало, что вся власть — у оранжевых, разбирайтесь между собой», — говорит экс-министр.

По мнению Луценко необходимо было вносить изменения в законодательство, и добиваться права самостоятельно вести дела относительно должностных преступлений, либо уходить в отставку.

«Понимание важности не кадровых, а структурных изменений в МВД, переход от карательной системы к правоохранительному ведомству пришел уже во втором заходе на должность. Но было уже поздно. То, что теоретически могло пройти в революционном 2005-м, уже автоматически отклонялось и своими, и чужими в парламенте 2008-2009 годов», — заявляет Юрий Луценко.

«В 2005-м я верил, что система МВД — эффективная, достаточно лишь изменить коррумпированные кучмистские кадры и назначить грамотных специалистов, поставить правильные задачи, отменить денежные сборы вверх — и дело пойдет. Жизнь оказалась сложнее. Несмотря на то, что все новые руководители областей были назначены без взяток или финансовых обязательств, система постепенно воспроизводилась», — отмечает экс-министр МВД.

По его словам, контролировать 220 тысяч офицеров, 900 начальников райотделов и 200 руководителей структурных подразделений ни лично, ни через назначенных представителей министра в областях не удавалось.

«Ежедневно я реагировал на сигналы СМИ, крик в интернете, но без объективных судов, которые выявляли бы фабрикантов дел, этот механизм ручного надзора не был эффективным», — говорит Луценко.

Вместе с тем Юрий Витальевич отмечает, что не все «оранжевые» министры работали на общий результат.

«Я долго считал, что каждый из оранжевых министров работает на общий результат, заказанный Майданом. Уже в 2006-м году стало ясно, что ключ к изменениям — в судах. Но формально это была зона ответственности Секретариата Президента, Верховного суда, Министерства юстиции. Я этим не занимался, ждал судебной реформы от других. Зря. Не разбив круговую поруку судов-ГПУ-МВД, невозможно иметь правоохранительную, а не карательную систему», — заключает экс-министр в правительстве Тимошенко.

по материалам УП




Комментирование закрыто.