Пять мифов о миротворцах ООН, которые «спасут» Украину

"Хвиля"

миротворцы ООН

В Украине распространено множество мифов о способности наших западных партнеров решить проблему Донбасса. Сегодня новым таким мифом является миротфорческая операция ООН, которая подается как новая панацея решения проблемы ОРДЛО.

Об этом пишет аналитик Украинского института будущего Игорь Тышкевич в статье «Почему украинцам лучше избавиться от иллюзий о миротворцах ООН уже сейчас» на «Хвиле».

Первый аспект. Резолюция Совбеза и выработка мандата Миссии. Под документом ставятся подписи противоборствующих сторон. В нашем случае это, с одной стороны подпись президента Украины, с другой «лидеров ДНР и ЛНР». Это, увы, наиболее вероятный вариант, пока РФ не признана ООН стороной конфликта. Путин может поставить свою подпись, но как «гарант выполнения», «заинтересованная сторона» и так далее. В любом случае, мы получаем легализацию террористических организаций ЛНР и ДНР (уже будет без кавычек) на международном уровне. И теперь, как структуры, задействованные в миротворческой операции ООН, они получают возможность самостоятельно вступать в отношения с третьими странами, открывать, например, гуманитарные миссии по сбору помощи, информационные представительства. Примеры: Косово, анклавы Боснии (во время действия первой миссии), Палестина, Курдские территории на Ближнем Востоке.

Второй важный аспект: миротворческая миссия имеет своей целью выход на политическое урегулирование. Это означает, что проводятся как минимум одни выборы, местные, для формирования легитимной местной власти, с которой будут взаимодействовать «голубые каски». В нашем случае, привязки миссии к «Минску-2» мы идём по политической линии договорённостей: выборы, изменение законодательства. Всё это происходит без получения Украиной контроля над границей — суверенитет над ОРДЛО ведь будет отдан голубым каскам ООН.

Третий аспект: миротворческая миссия не означает автоматического разоружения боевиков. Если нет такого мандата и (или) нет сил, готовых в том числе, силовыми методами изымать оружие у двух полноценных армий, миротворцы всего лишь «пытаются предотвратить насилие» в отношении мирного населения. Даже поддержка правопорядка международными силами возможна лишь в случае создания ещё одной, полицейской миссии. В противном случае полицейские силы формируют сами боевики.

Четвёртое: Если РФ не сторона конфликта, но при этом спонсор миротворческих комбинаций, то не стоит исключать варианта договора между ДОМП и «региональными структурами». В таком случае мы можем получить под эгидой ООН «миротворцев ОБСЕ» либо «Миротворцев СНГ».

И, наконец, Украина не сможет «заехать на Донбасс на плечах миротворцев». Миссия призвана развести стороны. А это значит, что появление украинской администрации на местах, украинской полиции и даже украинских СМИ с ограничением вещания российских ресурсов будет возможно лишь по окончании миссии. Более того, миротворцы будут следить за тем, чтобы Украина не предпринимала шаги, которые «могут увеличить градус напряжённости» в ОРДЛО.

Таким образом, миротворческая миссия ООН может стать как методом решения конфликта, так и механизмом введения в политическое поле Украины вируса под названием «фракция ЛНР и ДНР» со всеми вытекающими оттуда последствиями. Фактически это что, о чём говорил Путин в середине 2014 года – голоса Донбасса с правом блокирующего лозунга.

Полный текст этой интереснейшей статьи читайте здесь.

Выводы Игоря Тышкевича де-факто подтвердил спецпредставитель США по Украине Курт Волкер в интервью изданию «Зеркало недели».




Комментирование закрыто.