Путин все проиграл в Украине, — российский политолог

Апостроф

Дмитрий Орешкин

Президент России Владимир Путин никогда не собирался признавать псевдореспублики ДНР и ЛНР и будет превращать их в новое непризнанное образование типа Приднестровья.

Войну же в Украине Кремль фактически проиграл, и этому есть минимум два подтверждения, — мнение российского политолога Дмитрия Орешкина для «Апострофа»:

«С самого начала Путин не признавал ни ДНР, ни ЛНР. Они просились в Россию, а Путин смотрел в сторону, помогая, впрочем, военными и оружием, что тоже ни для кого не секрет, кроме тех людей, которые совсем из телевизора головы не вынимают.

Теперь у Путина есть неплохой вариант выхода — он будет говорить, что никогда и не хотел никакой «Новороссии», что он «защитил» русских людей, которые хотели повысить свой статус до независимости, а теперь вот, пожалуйста — у вас есть новый юридический статус в составе Украины, такой же, как у Приднестровья. Ведь Приднестровье тоже официально числится в составе Молдовы. В то же время это суверенная непризнанная территория, которая живет за счет поддержки России, в размерах примерно 100 млн долларов в год. Не так уж и много, но и не совсем мало. Им, конечно же, не хватает, но кто же им больше даст? Поэтому там катастрофа.

Но Путина такое развитие ситуации очень даже устраивает, поскольку оно решает его стратегические задачи. Пока Украина находится в ситуации нерешенного территориального спора, с непонятным статусом части своей территории в виде ДНР/ЛНР, ни в какое НАТО и ЕС Украину не пустят. А это очень важно для Путина, чтобы он мог говорить: вот смотрите, они не захотели идти в Евразийский союз, поэтому там так плохо. Это формально.

Неформально с этой территории можно запускать диверсионные группы, заниматься подрывной деятельностью против Украины, потому что, если бы украинскому государству удалось наладить социально-экономический быт, то это было бы очень серьезным пропагандистским ударом по путинским позициям.

Нам сейчас говорят, что Украина — не государство, что она будет разваливаться дальше, что там олигархи передерутся и т. д., а вот у нас (в РФ, — ред.) сплоченность, единство, монолитность, вот так надо жить. На самом деле, есть предыдущий постсоветский опыт, который показывает, что отделившиеся государства живут лучше, чем оставшиеся в орбите России. Это касается, например, стран Балтии.

Запад понимает, что если он будет помогать Украине проводить реформы, очищаться от коррупции, то через несколько лет Украина станет не то, чтобы замечательной, но вполне нормальной страной. Как в свое время стали Чехия, Словакия, Польша, Венгрия, например. В разных измерениях они очень отличаются друг от друга, но все они — вполне состоявшиеся государства.

Украине в этом плане будет трудней, и путь «Приднестровье-2» используется для того, чтобы еще больше помешать Украине. Точно так же, как мешает Нагорный Карабах. Как только начинают говорить, что Азербайджан тянет новую нитку газо- и нефтепровода куда-нибудь в Армению или Турцию, так сразу Нагорный Карабах начинает шевелиться, начинаются военные действия, и, естественно, инвесторы оттуда бегут, потому что боятся потерять свои деньги.

Точно так же непризнанным анклавом можно очень эффективно давить на Украину. Конечно, это не то, чего хотел Путин. Ему нужен был сухопутный мост (по территории Украины, — «Апостроф») как минимум до Крыма, максимум — до Приднестровья. Но не получилось. Поэтому Крыму сейчас будет очень плохо. В особенности, если его будут постоянно блокировать с официальной части Украины, как сейчас это делают крымские татары. Перспективы у Крыма, мягко говоря, скверные. Мост построят еще нескоро, 4/5 овощей и фруктов и вообще всякой еды шло из Украины, и если это остановят — то последствия могут быть очень неутешительными…

Путин, конечно же, не называет вещи своими именами… Потому что, скорее всего, это (оккупированный сейчас Донбасс, —»Апостроф») будет территория под контролем Рината Ахметова, потому он всех там остальных вытеснил, там его бизнес… Будет там какой-то удельный князь, и во всех смыслах это будет Приднестровье-2.

Стало понятно, что вперед (в военном плане, — «Апостроф») идти так называемые «республики» не могут, потому что их Украина не пускает. Они думали, что украинцы — это никто, и воевать они не могут, армии у них нет, что это вообще за государство, мы их сейчас шапками закидаем. Как оказалось, украинцы воевать могут. Это тоже не так тяжело было предвидеть, потому что любое государство старается себя защитить. Потом эти ребята опять стали проситься в Россию, но зачем Путину такой геморрой? В их голове Путин — это православный герой, витязь на белом коне, но они просчитались, он немного другой. Поэтому все и закончилось Приднестровьем-2. К тому же, де-факто Приднестровье-1 Россия уже потеряла. А принципиальная разница между Приднестровьем-1 и 2 в том, что Приднестровье-2 находится восточней, на 900 км ближе к Москве.

На самом деле, Путин в результате своих гениальных геостратегических построений, которые он начал два года назад, чтобы втянуть всю Украину целиком в Евразийский союз, получил:

1) Как никогда враждебно настроенную Украину, ориентированную четко на Запад;

2) Зажатую в результате блокады старую территорию Приднестровья-1 между недружественной Молдовой и теперь абсолютно недружественной Украиной (еще два года назад она была нейтральной, и можно было гонять составы с военной техникой и солдатиками, а сейчас российские военные летают в Молдову, где их щупает молдавская СБ).

Теперь уже все забыли про Приднестровье. Оно уходит в Европу, никаких других вариантов нет. И вместо этого потерянного старого Приднестровья Путин учреждает новое, на 900 км ближе к Москве, то есть отступает. А в пропагандистском пространстве все абсолютно наоборот: мы победили, мы забрали себе Крым и т. д.

Но нужно различать пропагандистское пространство и реальность. В реальности Путин — лузер, он проиграл все».




Комментирование закрыто.