Пока жертва Ландика боится за свою жизнь, его отец расследует сговор милиции с FEMEN

"Хвиля"

Об этом она заявила сегодня, 19 января, журналистам после того, как Роману Ландику был оглашен приговор, сообщает Восточный вариант.

[include id=»9″ title=»advert 5″]

Девушка не надеется, что выйдя на свободу Роман первым делом принесет ей свои извиненения и сделает заказ цветов Киев. Напротив, по слова Коршуновой, опасаться ее заставляют слова Ландика, которые ей были сказаны во время суда. «Я и Дарья (Дарья Заяц — вторая пострадавшая и подруга модели. — Ред.) опасаемся за себя. С учетом всех оскорблений, сказанных в наш адрес», — сказала Коршунова.

Однако, отвечая на вопрос о том, будет ли она нанимать себе охрану, Коршунова сказала: «Я боюсь его. Надеюсь, охрана не понадобиться. Но чего ждать я не знаю».

Кроме того, Коршунова поблагодарила журналистов за то, что они «не оставили ее одну в этой всей ситуации».

Коршунова также заявила о том, что переезжать из Луганска она пока не планирует, и в ближайших планах у нее — «восстановить нервы».

В то же время Владимир Ландик, отец отпущенного на свободу Романа Лапндика, заявил, что Ленинский районный суд Луганска выполнил заказ местной милиции. Так он прокомментировал Gazeta.ua приговор суда в отношении его сына Романа.

«Что я могу думать о приговоре? Вы лучше у судьи спросите. Вам ту дурь рассказывать? Вы что, не знаете, что это заказ и больше ничего милиции Луганской, которая привезла сегодня FEMEN и их увезли, оплатила им. Это все заказ луганского милиционера. И все», — сказал Владимир Ландик.

На вопрос, как сейчас чувствует себя его сын, он сказал: «Позвоните ему. Почему вы мне звоните? Какой наглости вы набираетесь, что звоните? Вы кто мне, родственник?..».

На замечание, что политик является публичным лицом (т.е. общественность должна знать все о жизни этого человека), Ландик-старший попросил не путать публичное с личным и посоветовал почитать законы. Сказав напоследок «хамы!», народный депутат бросил трубку.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.