Операция «Патрушев»: Путин отдал приказ сбить гражданский самолет

NEWSru.ua

Виталий Портников

Страх Владимира Путина перед трибуналом можно логически объяснить только существованием приказа уничтожить именно гражданский, а не военный самолет.

Об этом в блоге на сайте NEWSru.ua пишет журналист Виталий Портников:

«В марте 2014 года я опубликовал на NEWSru.ua колонку, посвященную сравнением действий российского политического руководства и руководства Рейха. Многие уже забыли, что вторая мировая война началась с серии провокаций, целью которых было убедить общественное мнение – прежде всего немецкое, но и западное тоже – что это не Германия напала на Польшу, а Польша на Германию.

Весной 2014 года осуществление операции «Гиммлер» – вернее, ее российской кальки, назовем ее условно операцией «Патрушев» – уже шло полным ходом. На Донбасс были переброшены российские диверсанты, начался террор против мирного населения, прежде всего – против патриотов Украины. При этом российская сторона обвиняла в происходящем украинские власти – даже тогда, когда речь шла об убийствах украинских патриотов российскими бандитами.

Происходящее я воспринимал как «часть одного плана процесса дестабилизации, который должен стать оправданием военному вторжению и широкомасштабным столкновениям войск по всему периметру российско-украинской границы. Осталось только узнать, что окажется главной провокацией россиян».

17 июля 2014 года мы об этом узнали – операция «Патрушев» завершалась примерно в то же время, что и операция «Гиммлер», а роль Гляйвица – городка, в котором нацисты организовали заключительную провокацию перед нападением на Польшу – должно было сыграть уничтожение российского гражданского самолета «бандеровскими варварами».

Возможно, именно в эти минуты год назад Владимир Путин уже готовился произнести пламенную речь, а российские орды, вооруженные до зубов новейшим оружием – двинуться в поход на Киев, Одессу, Днепропетровск, Харьков, Львов. Украина – до ее западной части, которую планировалось предложить Западу – должна была быть полностью оккупирована российской военщиной для восстановления «порядка и законности».

А как же иначе? Может ли нести ответственность за будущее страны руководство, сознательно сбивающее гражданские самолеты? Россия просто хочет помочь своим братьям и сестрам, которые оказались под властью людоедов. Да, так, скорее всего, и думал начать свое выступление Владимир Владимирович Путин: братья и сестры!

Но… уничтоженным оказался другой «Боинг». Другой! Операция «Патрушев» – в отличие от операции «Гиммлер» завершилась полным провалом из-за непрофессионализма и расхлябанности отправленных на выполнение задания российских диверсантов.

С этого момента все пошло иначе. Представим себе, что в сентябре 1939 года гитлеровская Германия не напала на Польшу и утратила бы инициативу. Понятно, что отвратительный гитлеровский режим никуда бы не исчез. Понятно, что он продолжал бы провокации. Но, вполне возможно, что большой войны удалось бы избежать. Или инициатором этой большой войны стал бы союзник Гитлера Иосиф Сталин и история пошла бы совершенно иначе. Но я не Виктор Суворов, чтобы пытаться расшифровать несбывшееся. Сейчас для меня ясно одно: путинский ледокол напоролся на айсберг, на русское «авось». И машину агрессии заклинило.

Многих может удивлять, почему Путин и другие российские руководители с такой настойчивостью борются с возможностью создания международного трибунала по преследованию виновых в уничтожении «Боинга». Ну к каким таким выводам может прийти следствие?

Самое страшное – что «Боинг» был сбит по ошибке вместо украинского военного самолета. Ужасно, конечно. Но такие ошибки в истории бывали не раз. Да и к тому же какое поле для оправданий, для нападок на Украину? Вот если бы украинские власти не стали посылать военную авиацию бомбить «восставший народ», вот если бы закрыли небо над Донбассом вовремя, когда приняли решение о задействовании авиации – разве возникла бы такая ситуация? А ведь Россия же предупреждала, призывала к диалогу, готова была посредничать… Не послушали «бандеровцы», что с них взять…

А теперь представим себе, что речь идет не о случайности, а о преднамеренности. Об осознанном приказе уничтожить именно гражданский самолет. Причем необходимо учесть, что речь идет именно о России – то есть стране, в которой приказы не горят. Советская бюрократия за 40 лет после смерти Сталина не удосужилась уничтожить ни секретное приложение к пакту Молотова-Риббентропа, ни приказы о казни польских офицеров в Катыни, ни переписку Сталина и других членов политбюро, доказывающую искусственный характер Голодомора.

Примечательно, что и сам Сталин тоже не уничтожал эти документы. Для него, как и для его преемников, они были важным аргументом в борьбе за удержание власти. Для последующих же поколений «сталинская папка» была сборником фактов, которые в нужный момент можно было использовать для дестабилизации конкурентных ведомств внутри самой системы. Ведь борьба кланов в Москве не прекращалась ни ни один день.

И не прекратилась. Именно поэтому в России, как и прежде в Советском Союзе, приходится все подписывать – а потом страшиться возмездия. Именно поэтому рано или поздно мы узнаем, как на самом деле называлась операция «Патрушев» и что произошло после того, как в ее осуществлении год назад произошел тот самый сбой».




Комментирование закрыто.