Митинги протеста в России: когда оппозиция не хочет становиться властью

Юрий Гаврилечко

Большинство СМИ, а также политологов и экспертов почему-то обошли вниманием такой интересный факт как провластность данного протеста. Почему провластность? Потому что митингующие требовали действий от власти. Это означает, что несмотря на всю заявленную оппозиционность, пришедшие доверяют этой власти и считают ее способной на разумные и адекватные действия. Ведь от людей, которым не доверяют, ничего не требуют.

Кроме того, сами по себе требования вместо программы действий говорят о том, что протестующие не хотят брать ответственность за изменение ситуации в стране на себя, и считают, что такая «консультационная» активность на митинге поможет власти, используя рекомендации, данные в виде резолюций на акциях протеста, улучшить ситуации в соответствии с представлениями активистов.

Квинтэссенцией этого можно считать заявление едва ли не самого известного российского блоггера Алексея Навального: «Я вижу достаточно людей, чтобы взять Кремль и Белый дом прямо сейчас, но мы мирная сила и если жулье будет дальше обманывать, мы заберем то, что наше». «Мы хотим не любить, но уважать власть» — говорил он.

Четкое противопоставление «мы» и «власть» в очередной раз показывает, что оппозиция не хочет становиться властью. Как минимум не хочет. В результате, ситуация все больше начинает напоминать деятельность эсеров сто лет назад и их подготовку к выборам в Учредительное собрание. Чем все закончилось помнят те, кто изучал историю: Троцкий оперативно взял власть в Петрограде, большевики объявили себя новым руководством России и вопрос об Учредительном собрании стал не актуальным.

Пока что ситуацию в России от революционной, на мой взгляд, отличает именно отсутствие таких большевиков, но это не означает, что их не будет и завтра. Если же их не будет, то на их место всегда смогут претендовать достаточно разношерстная публика — от банально тщеславных граждан, млеющих на митингах от внимания толпы к своей персоне, до представителей интересов других государств.

«В следующем году власть будет принадлежать нам», — закончил Алексей Навальный такими словами свое выступление на митинге 24 декабря. Красивые слова. Но кого он имел ввиду говоря «нам»? У него нет организации, точно так же, как подобной организации нет практически ни у кого из нынешних российских оппозиционеров. Организации, способной в короткие сроки принять руководство страны на себя. Организации, в которой есть хотя бы несколько тысяч толковых управленцев и более-менее внятная программа развития страны.

Парадоксально, но такая организация есть у власти и… у КПРФ. Так что если российские коммунисты найдут в себе волю использовать наработки дедов, именно они могут стать новой старой российской властью.

Источник: GolosUA.com




Комментирование закрыто.