Мест в украинских тюрьмах хватит на миллион человек, — эксперт

Об этом на пресс-конференции в УНИАН сообщили кандидат социологических наук, директор Харьковского института социальных исследований (ХИСИ) Денис КОБЗИН и кандидат социологических наук, ведущий эксперт ХИСИ Андрей ЧЕРНОУСОВ, ссылаясь на результаты проведенного исследования «мест несвободы» в Украине. Исследование проводил ХИСИ в прошлом году при поддержке Международного фонда «Возрождение» и партнерских организаций.

Как отметили эксперты, «местами несвободы» являются не только учреждения пенитенциарной системы и милиции, Но и заведения Министерства здравоохранения, Министерства образования и науки, молодежи и спорта, Министерства социальной политики и др. Таким образом, «местом несвободы» признается не только тюрьма или изолятор, но и психоневрологический интернат, психиатрическая больница, дом ребенка, школа-интернат, пункт содержания мигрантов и даже воинская часть, — в общем, все казенные места, где установлены металлические кровати.

Как сообщил А.ЧЕРНОУСОВ, на сегодняшний день в Украине насчитывается около 5,5 тыс. мест несвободы, в которых могут содержаться около миллиона человек.

«Мы насчитали возможное количество таких заведений содержания, потому что точную цифру мы не можем сказать. Ни ведомства, ни министерства, под подчинением которых находятся эти места, не способны дать точные цифры на каждую секунду, на каждый час времени», — отметил он.

По словам экспертов, на содержание таких заведений государство тратит значительные средства, которые некоторые руководители учреждений используют неэффективно. Кроме того, наряду с тем, что в части «мест несвободы» есть нормальные условия содержания граждан, в некоторых других люди не имеют доступа к медицинской и юридической помощи, информации, надлежащих программ реабилитации, адаптации и социализации.

«Как показывают наши исследования и отдельные результаты журналистских исследований, условия в таких «местах несвободы» как, например, психоневрологические интернаты, воинские части, детские дома, — условия обращения с людьми там иногда могут быть намного хуже, чем в изоляторе временного содержания в милиции или в тюрьме. И, скажем так, что общественное внимание к этим местам, общественный контроль над этими местами намного более низкий, потому что считается, что над ними контролирующую роль выполняет само государство. Но чаще, как показывает исследование, это сводится к формальным посещениям прокуратурой или других служб, в которых все давно друг друга знают, и часто то, как обращаются с людьми в этих местах, остается полностью на усмотрение руководителя заведения», — отметил Д.КОБЗИН.

Ссылаясь на результаты исследования, эксперты предлагают сократить количество «учреждений несвободы» и организовать их работу с налаженной системой контроля со стороны общества и государства.

«Задача наша в том, чтобы привлечь внимание и общества, и государственных органов к тому, что должна быть создана четкая система контроля над такими местами, которая будет включать не только госконтроль, когда государство контролирует само себя, но и общественный контроль, который даст этому контролю высокую степень объективности. И общество сможет знать достоверно, что происходит в таких местах, которые проблемы там существуют, а со своей стороны государство сможет при этом использовать общественный ресурс, потому что в большинства «мест несвободы», которые попали в поле нашего зрения, такое взаимодействие уже существует. Чаще всего, это помощь детским заведениям, которым общественность помогает вещами, одеждой, продуктами питания, металлическими кроватями, оказывает финансовую помощь и прочее», — отметил Д.КОБЗИН.

Также эксперты обратили внимание на то, что на сегодняшний день государство выделяет мало средств на программы реинтеграции людей, которые находились в «местах несвободы». «Формально, если человеком не заниматься, то он вообще может никогда не покинуть систему этих заведений. И, действительно, таких людей много в масштабах страны», — сказал Д.КОБЗИН.

Согласно данным исследования, из указанного 1 млн. людей, которые ежегодно находятся в «местах несвободы», 80 тыс. — дети, а 151-152 тыс. человек содержатся в заведениях пенитенциарной службы.




Комментирование закрыто.