Мама Оксаны Макар не пьет и не дебоширит, журналисты врут, — врачи

Об этом сегодня заявил директор Института неотложной и восстановительной хирургии, при котором находится Донецкий ожоговый центр, Владислав Гринь.

«Эта информация не подтверждается. Мы сегодня специально исследовали этот вопрос, говорили с персоналом, и никто этого не подтверждает», — отметил он, пишут «Новости от первого лица».

Гринь также сообщил, что девушка лечится за счет благотворительного фонда. Но несмотря на это люди продолжают перечислять деньги на ее счет и сдают донорскую кровь.

«Ей абсолютно всего хватает… Лечение начиналось за счет средств бюджета Института, а с воскресенья стало проводиться за счет средств, которые нам перечислил благотворительный фонд», — добавил руководитель Института.

Донецкие журналисты также высказались позитивно в адрес матери Оксаны.

«Какой образ жизни ведет Татьяна в Николаеве, нам, безусловно, неизвестно, но за последние пять суток от женщины ни разу не было слышно запаха перегара», — заявляют они.

Напомним, вчера донецкий корреспондент Интерфакса сообщил о том, что якобы персонал ожогового центра жалуется на маму Оксаны Макар. «Хватит слать деньги для Оксаны Макар! Именно это мне сегодня сказали медики Донецкого ожогового центра. Разные, но в один голос… Они же с возмущением говорят о скандале в хирургическом отделении, где в ВИП-палате №23 лежит Т.Суровицкая, куда мать Оксаны, якобы, пыталась провести, как бы это помягче сказать, временного сожителя. Врачи возмущаются из-за злоупотреблений Суровицкой спиртным. Причем, регулярным. На камеру — не говорят», — написал журналист.

Он также заявил о том, что ни копейки из перечисленных на счет матери Оксаны денег не потрачено.

«Все деньги с двух карточек Татьяна Суровицкая отправляет на 3-месячный депозитный счет в банке Оксана лечится исключительно за счет благотворителей, которые перечислили деньги ожоговому, а не лично Суровицкой. Врачи и медсестры проклинают тот день, когда мать Оксаны переступила порог ожогового», — утверждает он.




Комментирование закрыто.