Кыргызские ученые научили микробов извлекать золото из руды

"Хвиля"

— Расскажите о микробиологическом методе извлечения золота. Как это с помощью бактерий можно извлекать золото?

— Микробы — это мельчайшие организмы, которые живут и там, где происходит производство. Например, на руднике Кумтор мы выделили 7 штаммов аборигенных микробов. Я в свое время писал статью, что кумторские золотые месторождения — это работа микробов, которые абсорбировали золото и накопили. Это статья вышла давно, никто не опровергает. Мы эти аборигенные микробы выделили. С целью полного извлечения мелкодисперсного золота из руд Кыргызстана нами разрабатывается микробиологический метод извлечения золота. Уже в течение многих лет основным методом, используемым золотоизвлекательными фабриками, является растворение золота в достаточно концентрированных растворах цианидов.

Мелкодисперсные формы золота находятся в кристаллических решетках минерала пирита, которые не разрушаются растворами цианидов.

Для того чтобы освободить золото, кристаллические структуры минералов необходимо разрушить и перевести в растворимую форуму. С этой целью мы используем выделенные из руды бактерии, способные окислять серу и железо. Двухвалентный железный кристалл переходит в трехвалентное железо. Это растворимое соединение железа. Находящееся в кристаллических решетках золото освобождается, переходит в раствор.

Макмальский рудник работает на основе цианидного способа. Все минеральные средства они привозят, обогащают и получают концентрат. Если в руде находится 2 грамма золота, концентрата будет 15-16 грамм. Этот концентрат потом цианируют, то есть добавляют в него цианид. А уже потом извлекает золото. Золото превращается в цианидные соединения. Цианид, который лишний останется, очень вредный. Он пагубно влияет на окружающую среду и на человека.

— Насколько опасен цианид?

— Я вам сейчас расскажу. В Румынии произошел прорыв хвостохранилища Ваде-Маер. Цианидосодержащие сточные воды отравили реку Дунай. И все организмы, которые существовали в реке, погибли до Черного моря.

Основную опасность представляют фабрики, расположенные высоко в горах, непосредственно у ледников, где находятся основные источники формирования водных ресурсов. Другую опасность в этой ситуации представляют создаваемые и существующие много лет хвостохранилища, содержащие повышенные концентрации токсичных веществ, которые при чрезвычайных ситуациях могут вызвать нарушения экологического равновесия.

Процесс окисления пирита
— Ваш метод позволяет избежать использование цианида?

— Мы цианид совсем не используем, только наши микробы. Мы потом обнаружили, что 0,02 г/л золота в растворе цианид не извлекает, оно идет в отход. Наши микробы это золото абсорбировали, мы выделили. Потом этот результат показали заводчанам. Они сказали, что это неправильно, нас будут судить, не надо, потому что 0,02 г/л по идее нельзя в отход пускать. Они правильные и точные цифры не дают.

{advert=4}

Наша задача — выделить золото, которое находится в сточных водах. Мы сейчас делаем определенные эксперименты. Они дают неплохие результаты. Но самое главное, что мы должны сделать, — это все довести до экспериментальной проверки. А что касается создания прибора, расчетов, то этим будут заниматься технологи. Мы этот способ предлагали «Кыргызалтын». Директор принял, подписал акты, а дальше не хотят. И дело даже не в деньгах, они просто старое производство не хотят менять.

— А что касается других месторождений, помимо Кумтора и Макмала, бактерии придется заново извлекать?

— Местные аборигенные бактерии более-менее хорошо работают. Эти бактерии можно применять на других месторождениях. Мы их испытывали на месторождении Солтон-Сары. Там золото извлекают при помощи аппарата Кнезера. Это тоже самое, что водой промывали золото, только он крутится и промывает. Там 30% золото идет на отход. Мы проверяли свои микробы. И все эти 30% извлекаем. Поэтому про 99% я не зря говорил. Но самые главные наши производственники — «Кыргызалтын» — с нами плохо контактируют.

— А как насчет Кумтора?

— Предлагали, они с удовольствием согласились. Даже реагенты доставляли. Они говорят, давайте сейчас тот микроб, которым можно заменить цианид. Мы не можем предугадать, как микробы поведут себя при большой концентрации и объеме. Предлагали нам, давайте кубовый аппарат создадите и проверите.

— А что нужно для того, чтобы создать такой аппарат?

— Нужны деньги. Вот дадим деньги горнорудному комбинату в Кара-Балте, они завтра же создадут аппарат.

— Микробиологический метод уникальный или он применяется еще где-нибудь?

— Нет, это уже известный метод. Например, в России есть Олимпиадинское месторождение в Красноярском крае. Там пиритный концентрат измельчают микробами. В Африке уже давно работают этим методом, в Америке есть. В кое-каких странах имеется. Но везде используется цианидный метод.

{advert=1}

— То есть производители не хотят рисковать?

— Цианидный метод не требует много времени. Если концентрат готов, то через 8 часов уже можно золото извлекать, а микробам надо хотя бы сутки. Микроб — это живой организм, он должен работать.

— Но цена на золото растет. Если извлекать золото больше, то соответственно и прибыль вырастет. Почему никто это в расчет не берет? Или этот метод не дает гарантий?

— Мы знаем то, что предлагаем. Мы сейчас перешли к сточным водам, где золото имеется. Самый лучший метод извлечения у Кумтора достигает 70-80%, а 20% идет на отвал. Мы сейчас все ориентированы на сточные воды. В сточных водах мелкодисперсное золото, пиритную решетку до 7 микронов никакой прибор не измельчает. А наши микробы пирит переводят в растворимое состояние. Поэтому все наши старания направлены на то, чтобы разрушить пирит и микробным сорбентом выделить золото. Практически эксперимент уже завершен. Но мы должны довести до такого состояния, чтобы создали прибор, чтобы перейти на промышленные масштабы производства золота. В лабораторных условиях все готово.

Пробирки с жидкими питательными средами для микробов
— А что это за аппарат, который необходимо создать для перехода на промышленное производство?

— У нас десятилитровый московский аппарат был, он на выставке сейчас находится. Вот такой аппарат надо создавать примерно на 1000 литров. В десятилитровом приборе в минуту 3 мл только двигается, а в 1000-литровом как будет, мы не знаем. Мы же только ученые, в технике мы не понимаем. Если бы нам создали, мы бы проверяли. А средств сколько уйдет тоже не знаем.

— А вы только с хвостохранилищами работаете?

— С рудой трудно работать. Если 700 тонн руды пускать, то микробов знаете сколько надо выращивать! Сейчас мы создаем проект, американцам дали наш проект. Мы все равно так или иначе микробиологический способ извлечения золота внедрим. Хватит ли нашей жизни, но мы работаем.

— А государство вам помогает?

— У нас в Академии наук аппарат, с помощью которого мы получаем дистиллированную воду, испортился. Деньги никто на это не дает. Мы сидим без воды. Что вы хотите? Какие новые технологии мы можем внедрять? Наша лаборатория живет в основном на грантах. Вот у меня зарплата 7 тыс. сомов была до увеличения, сейчас 9 тыс. Молодые люди сюда не идут. Средний возраст сотрудников где-то 50 лет. Алмазбек Атамбаев обещал поддержать науку. Мне кажется, что он выполнит обещание.

Источникanalitika.akipress.org




Комментирование закрыто.