Кулик рассказал, чем отличаются добробаты, вошедшие в состав ВСУ, и те, кто пошел в Нацгвардию

Публичные люди

Нацгвардия Одесса

Военный прокурор антитеррористической операции Константин Кулик рассказал о разнице добровольческих батальонов, которые вошли в состав Вооруженных сил Украины и тех, кто выбрал службу в Нацгвардии.

«Добробаты делятся на тех, кто вошел в состав ВСУ, и тех, которые пошли в Национальную Гвардию. И это абсолютно разные подразделения, у них разные задачи, функции и правовые основания для действий,» — рассказал он в интервью Публичным людям.

Так, по его словам, те добробаты, который зашли в состав ВСУ, по закону несут службу именно на передовой, они плотно контактируют с другими военнослужащими. Оставить место несения службы для них — значит открыть перед террористами участок обороны. С ними живут разведчики, контрразведчики.

«Скажем так — их видно», — сказал он.

«А те добробаты, которые зашли в Национальную Гвардию по закону не имеют право нести службу на передовой, они стоят на блокпостах на второй и третьей линиях обороны. В свою время именно на это ссылалась Национальная гвардия, когда отказывалась заходить в Дебальцево и зачищать его от групп ДРГ, — напомнил военный прокурор. — Они выполняют фильтрационные функции, привлекаются для охраны мероприятий, в связи с чем могут без проблем менять место несения службы для выполнения других задач, свободно перемещаться по стране».




Комментирование закрыто.