Касько рассказал о происхождении бриллиантов экс-прокурора Корнийца

Хвиля

Виталий Касько

Бывший заместитель генерального прокурора Виталий Касько рассказал новые детали «бриллиантового дела» экс-прокурора Александра Корнийца.

Об этом он написал на своей странице в Facebook.

Касько сообщил, что есть доказательства причастности Корнийца к «отжиму» компании «Николсан», которая занималась мусорным бизнесом.

«Дело даже безосновательно закрывали по указанию «кого-то из руководства» ГПУ, а Шокин по понятным теперь причинам отказывался отменить постановление о закрытии. Но мы сдвинули его с места. Подозрение Корнийцу было объявлено в феврале 2016 года, после чего у меня забрали все полномочия руководить следствием Генинспекции. Дело должно пойти в суд в течение максимум двух недель. Прошло уже больше двух месяцев. Почему ее прячет нынешнее руководство ГПУ и по чьему указанию — вопрос риторический», — написал он.

Также Касько отмечает, что именного бриллианты Корнийца привели следствие к очередному преступлению — похищению следователями и прокурорами вещественных доказательств из другого уголовного производства. Драгоценности были в специфической упаковке, с пометками предприятия, с которого их изъяли во время обыска несколько лет назад.

«Возможно, расследование этого дела остановилось потому, что вещественные доказательства исчезли из-под носа Подольской милиции именно тогда, когда прокуратуру Подольского района Киева возглавлял нынешний и.о. генпрокурора Севрук? Опять досадное стечение обстоятельств? Не думаю», — пишет Касько.

Он сообщил, что во время следствия установлено, что более 140.000 фунтов ($ 200.000) — стоимость обучения Анастасии Корниец в Лондоне в 2011-2014 годах — оплачено оффшорной компанией. Номинальным ее директором был Эрик Ванагельс (известный в Украине за аферой с «вышками Бойко»).

«Почему прокуратура молчит? Почему никаких дальнейших запросов за границу не направлено? Очевидно, что и эти производства также хотят спустить на тормозах. Нынешнему руководству ГПУ не хочется, чтобы о «прокурорских оффшорах» узнало общество, потому что среди фигурантов могут появиться другие знакомые фамилии. Давайте вместе поинтересуемся, почему в ГПУ по этим делам до сих пор тишина. Неужели уголовные производства по несогласных с политикой нынешней ГПУ отбирают весь «интеллектуальный» ресурс?», — задается вопросами Касько.




Комментирование закрыто.