Foreign Policy: обвал Китая надолго снизит цены на нефть, создав массу проблем для Путина

Foreign Policy

Россия_Китай

«Китайская бацилла, вызвавшая «черный понедельник», представляет особую угрозу для цен на нефть, которые, как считалось, этим летом, наконец, достигли дна после продолжавшегося год снижения.

Но это дно внезапно оказалось трухлявым: базисные цены на нефть в США упали ниже 40 долларов за баррель в понедельник, что является самым низким уровнем со времен мирового финансового кризиса», — пишет обозреватель Foreign Policy Кит Джонсон.

«Учитывая вопросы, нависшие над страной со второй по величине экономикой в мире, надежды на рост цен на нефть исчезают — и это приведет к болезненной расплате повсюду, от Москвы до Маракайбо», — говорится в статье.

«Падение цен на нефть наносит удар по России: в понедельник рубль упал до годового минимума и теперь стоит вдвое меньше, чем в прошлом году. В сочетании с западными санкциями экономика и бюджет России находятся под сильным давлением, что в свою очередь создает всевозможные политические проблемы для президента Владимира Путина», — пишет издание.

«Готов ли Путин нанести ущерб интересам 45 млн пенсионеров, урезав бюджетные расходы, или военно-промышленного комплекса, который является его главной опорой?» — задается вопросом Александр Климент, директор отдела стратегии по России и государствам с развивающейся рыночной экономикой компании Eurasia Group.

Годами Россия и Венесуэла, а также нефтедобытчики Ближнего Востока и Африки с радостью наблюдали, как неутолимая потребность Китая в сырье поднимала цены на нефть до рекордных уровней, говорится в статье. «Эти нефтяные доходы заполнили казну нефтедобывающих государств, укрепили их уверенность в себе и помогли сформировать их геополитическую стратегию», — рассуждает автор.

«Поворот России к Азии был в значительной степени обусловлен бесконечным спросом на энергоносители в Китае. И путинское экономическое «чудо» в 2000-е годы, не говоря уже о его переизбрании на пост президента, было бы намного труднее осуществить без нефти по 100 долларов за баррель. Однако в настоящее время ряд колоссальных энергетических сделок России с Китаем оказался под вопросом из-за низких цен на нефть», — отмечает Джонсон.

«Самая большая проблема состоит в том, что никто с полной уверенностью не знает, что именно происходит в экономике Китая. Официальные правительственные данные показывают рост ВВП точно на запланированном уровне в 7%, но другие показатели — от потребления стали и меди до использования электроэнергии — позволяют предположить, что замедление экономического роста Китая, возможно, превосходит все опасения», — говорится в статье.

«Меняется вся парадигма. В течение 15 лет огромные доходы от природных ресурсов позволяли этим странам поддерживать политическую стабильность, а теперь все это замедляется», — отмечает Климент.

«Трудно переоценить роль Китая в изменениях на нефтяных рынках с начала этого столетия. До 1993 года Китай сам обеспечивал себя нефтью. К 2000 году он импортировал 1,3 млн баррелей в день. К концу 2014 года он импортировал 7,1 млн баррелей в день, столько же, сколько США. Это значительное увеличение спроса на нефть опережало способность мировых производителей удовлетворить его, что, в конечном итоге, привело к рекордно высоким ценам на нефть накануне финансового кризиса в 2008 году и к трехзначным ценам на нефть не далее как летом прошлого года», — отмечает автор статьи.

Китай по-прежнему потребляет нефть в огромном количестве. Несмотря на спад, экономика Китая все еще является второй по величине в мире. Но потребление нефти, как и других продуктов, в Китае растет не так быстро, как раньше, рассуждает Джонсон.

Тем не менее, страны ОПЕК и другие крупные нефтепроизводители продолжают ее добывать так, как если бы бездонная бочка китайского спроса по-прежнему существовала, считает он.

«В отсутствие больших сумм денег, помогающих людям оставаться довольными, многие страны столкнутся с серьезными проблемами», — полагает Климент.

Источник: Инопресса




Комментирование закрыто.