ЕС запряг «Восточное партнерство», но поехать не получилось

Дмитрий Тымчук

 

{advert=1}

То есть формат работы с ЕС стран, которые не претендуют на интеграцию, и стремятся лишь к взаимовыгодному сотрудничеству, как бы абсолютно ясен, и вопросов не вызывает. Здесь стороны выступают на равных, и если кого-то что-то не устраивает, он остается при своих интересах. Работа со странами региона, которые заявили о своем стремлении интегрироваться в Евросоюз, также ведется по понятным правилам. То есть раз кто-то претендует на вступление, он принимает правила игры, выполняет выдвигаемые ЕС требования и выполняет роль «ведомого», пока европейцы не решат, что данная страна готова для вступление в их сообщество.

Но в лице «Восточного партнерства» Брюссель предложил нечто не совсем понятное. Тут работа ведется вроде бы со странами, которые заявляют о разделении европейских ценностей и не против вступления в ЕС в той или иной перспективе. В то же время, сам ЕС абсолютно никаких обязательств в отношении интеграции этих стран на себя не берет. Но зато сам определяет себе полномочия и сам решает, каким тоном вести диалог. В результате в этом формате, в котором по замыслу стороны должны чувствовать себя на равных, Евросоюз все равно взял на себя роль ведущего.

Хитрая получилась формула. Если тебе обещают вступление в ЕС, ты – в роли ведомого, раскрыв рот слушаешь поучения и беспрекословно выполняешь рекомендации. Если не обещают никакого вступления – ты все равно ведомый, и тоже слушаешь поучения.

Что за ерунда? – по сути первым спросил президент Беларуси Лукашенко и послал европейцев по известному адресу. Минск, традиционно не злоупотребляя дипломатическими реверансами, отказался участвовать в программе Евросоюза «Восточное партнерство» и в настоящее время решает вопрос о том, продолжать ли отношения с данным объединением. Таким образом, по сути, поставив «Восточное партнерство» в весьма интересную позу.

Точнее, в эту позу ЕС с его инициативой поставили другие участники данного шоу, отказавшись вынести осуждающую резолюции по Беларуси. Что поразительно – даже Украина оказалась в числе бунтарей, что еще более подтверждает констатацию о провальности избранного Брюсселем формата. И на неадекватность «бацьки» тут ситуацию никак не спишешь, как бы Европе не хотелось.

В этой ситуации ЕС оказался в патовой ситуации. Признать провал в своей до сего момента столь лихо пропиаренной восточноевропейской политике – означает сделать первый шаг к признанию полной неспособности формировать общеевропейскую внешнюю политику (с чем у ЕС и так не складывается). Ведь «Восточное партнерство», помимо прочего, как раз и призвано стать первым серьезным успехом на этом фронте, раз уж европейцы не могли выработать консолидированную позицию по формату ISAF в Афганистане, по операции в Ливии и прочим камням преткновения.

По большому счету, можно было бы плюнуть на все «восточное пространство» и по формуле «кошка бросила котят» предоставить ему полную возможность самоопределяться без брюссельской опеки. Тем более, что нынче у европейцев и своих проблем, казалось бы, выше крыши.

Но в Брюсселе сидят хоть и наглые хитрецы, но все же далеко не дураки. Европа сейчас не в той ситуации, чтобы на фоне собственных экономических проблем заморозить внешнеполитический вектор. Во-первых, эти два направления слишком связаны между собой, чтобы можно было бы жертвовать одним, занимаясь другим. А во-вторых, утрата контроля над «буферной зоной» между ЕС и Россией означал бы мощный удар по всей еврозоне – скорее всего, последний и решающий.

Таким образом, обидевшись и ударившись в истерику (заметим, весьма понятную и оправданную), Лукашенко нанес мощный удар по ЕС. Как Брюссель будет выкарабкиваться из этой ситуации – пока не ясно. Но очевидно, что наиболее конструктивным и приемлемым для всех сторон выходом было бы уразумение Евросоюзом, что выбранная им роль гуру, наставника и учителя – не самая удачная для подобной инициативы. Ну а если ЕС не может от нее отказаться – пожалуйста, перед получением стульев хотя бы покажите деньги. Иначе сделки не будет.




Комментирование закрыто.