Выдрин: За нашим поколением идут слабаки, наступил конец истории

"Хвиля"

Об этом в интервью «Большой Ялте» заявил известный украинский политолог Дмитрий Выдрин.

«В какой-то степени конец истории, действительно, произошёл, и чем больше я думаю, тем больше нахожу подтверждений того, что где-то 30–40 лет назад в известной степени история закончилась», — говорит он.

Выдрин считает, что «закончилась она тем, что исчерпали себя в разной степени два супермасштабных грандиозных проекта. Это проект Советского Союза, который базировался на высвобождении энергии коллективизма, синергизма, сочетания многих страстей, коллективного пафоса и коллективного экстаза».

«Всё, что описывал Платонов в «Котловане» – высокий пафос коллективного труда – всё это было исчерпано в 70-е годы. Коллективизм дал человеку, или точнее – одной шестой части человечества, всё, что мог дать – в виде стимулов того невероятного драйва, невероятного  возбуждения, которое человек испытывает работая публично на глазах и работая в коллективе.

Я сам – продукт коллективизма, а высший пик коллективного возбуждения испытывал, работая на Байкало-Амурской магистрали. Там был и пафос труда, и восторг, и апофеоз труда, хотя и со всеми бытовыми издержками. Присутствовали и безусловные трудности. Тем не менее, всё это было – я через себя пропускал и восторг, и дрожь от того величия, к которому, как тебе казалось, ты приобщаешься, участвуя во всем этом», — воспоминает политолог.

После того, как всё это исчерпало себя в 70-е годы, когда советское общество перестало развиваться. Коллективное общество больше не давало стимулов, которые заставляли изобретать ракеты, балеты и всё остальное.

Однако, для Выдрина поразительно, что параллельно исчерпал себя другой великий проект под названием Соединённые Штаты, «где главная энергетика черпалась из пафоса, удовольствия, апофеоза, драйва индивидуального труда, основанного на частной собственности».

По его мнению, Соединённые Штаты к 1970-м годам – правда, в меньшей степени, чем СССР – тоже исчерпали свой потенциал, создав все стимулы, которые может создать индивидуализм как философия и частный капитал, как экономика.

«Были созданы машины для простых людей, которые не отличались от машин для богатых, был создан доступ к информационным сетям, которые позволяли небогатым людям быть такими же информированными, как и богатые, были созданы телевизионные системы, которые позволили наслаждаться теми же зрелищами, которыми ранее наслаждались только избранные», — говорит он.

Была создана система питания, которая стёрла разницу между питанием богатых – элегантным, вкусным, высококалорийным – и питанием обычных людей. Была создана система путешествий, которая позволяла небогатым загорать на тех же пляжах, на белоснежных песках в стиле «баунти», где раньше это могли себе позволить только единицы сверхбогатых.

Другими словами, как коллективизм больше не смог предложить ничего нового в качестве стимулов, так и индивидуализм с частной собственностью не смогли…

«Когда я стал искать подтверждения этой гипотезы у экономистов, оказалось что за последние 30–40 лет человечество не сделало ни одного крупного изобретения. Всё чем мы живём, чем наслаждаемся – начиная с цифровой фотографии и заканчивая интернетом и мобильными телефонами – всё это изобретения 70-х и 80-х годов», — замечает украинский эксперт.

«Оказалось, что в литературе мы не поднялись ни выше  советских классиков уровня Ефремова, Бондарева, Шолохова, ни выше литературы американцев 70-х – Сэлинджера, Бэйля, Хемингуэя. Они остались непревзойдёнными», — говорит он, — « это касается и кинематографа, который сейчас пытается паразитировать идеи Кубрика и Хичкока, не создавая ничего нового, снимая бесконечные ремейки по классикам.

Отсюда Дмитрий Игнатьевич делает вывод, что «есть ощущение, может быть эгоистическое, что условно говоря, наше поколение – это поколение, которое было рождено на пике напряжения человечества».

«Та часть человечества, к которой мы принадлежали, и та часть человечества, которая с нами конкурировала, наверное, что-то «оплодотворяла», потому что непонятно, кто больше учит – твоя аутентичная система, ценности, культура или та система, которая с твоей системой конкурирует. Мы в большей степени учились у американцев, чем у своей системы», — утверждает он.

Поэтому неудивительно, что сегодня в украинской политике представлены «зубры» – «это представители того поколения, которое, условно говоря, было воспитано либо на фантастике Ефремова, либо на почвеннических романах Астафьева, фантастике Айзека Азимова или на социальных мелодраматических повестях Сэлинджера».

По мнению Выдрина, «поколения, которые идут за нами, они имеют современный уровень информирования, они несравненно технически продвинутее, но они, как ни странно, слабее».

«Я вижу это в журналистике потому, что все мои ученики, к сожалению, пишут слабее чем я…  И, повторяя в третий раз, что это не злорадство, а это сетование, что хотелось бы уже иметь учеников которые бы превзошли своего учителя и могут все – начиная от миниатюры, кончая очерком, написать сильнее, остроумнее, ярче… Но пока не получается», — резюмировал Выдрин.




Комментирование закрыто.