ЕС будет решать, пускать ли Украину в Таможенный союз, — Financial Times Deutschland

ЕС сейчас находится перед сложным выбором: отпустить стратегически важную Украину или привязать ее ближе к Европе. Об этом говорится в статье Financial Times Deutschland.

«Редко когда до этого подобное решение (заключение Тимошенко — Ред.) имело такое значение … Вопрос не только в том, будут ли манипуляции или запугивания на самих выборах. Особенно интересным представляется значение лишения свободы Юлии Тимошенко. Лидер оппозиции был осужден при сомнительных обстоятельствах, и поэтому она не может участвовать в кампании, находясь в тюрьме. Насколько этот факт повлияет на мнение наблюдателей, может иметь решающее значение для их оценки», — отмечает издание.

«Если ЕС признает выборы демократическими и справедливым, он едва ли не подпишет уже готовую соглашение об ассоциации с Украиной и вернет ее на предыдущий путь. Председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей уже давно назвал выборы «лакмусовой бумажкой» для страны. Но если европейцы придут к негативным выводам, то в обозримом будущем не пойдет ни о какой соглашение, а следовательно не будет расширение свободной торговли с ЕС.

Это будет иметь серьезные последствия для Украины. Несмотря на то, что страна вряд ли может себе позволить экономическую изоляцию, она, вероятно, будет вынуждена присоединиться к российскому проекту Таможенного Союза. А это, учитывая все более авторитарное поведение России может скоро означать прощание с Европой и ее правовыми нормами. Тот кто говорит, что здесь не происходит перетягивание каната, совершенно не понимает правила игры: Украине уже предложили низкие цены на газ в качестве награды за вступление в Таможенный союз», — говорится в статье немецкого издания.

По словам издания, ЕС сейчас стоит перед чрезвычайно важным решением.

«Отпустит ли он страну с 45 миллионами жителей, которая имеет стратегическое значение, из своей сферы влияния? Или пытаться привязать Украину ближе, продолжая таким образом свою цивилизаторский проект, который начался с вступления Польши, Чехии и других стран бывшего восточного блока, восемь лет назад? «, — Задается вопросом Financial Times Deutschland.

Источник




Комментирование закрыто.