Запад игнорирует войны Путина из-за зацикленности на собственных ошибках, – Atlantic Council

ZN.UA

Россия США ЕС

В этом месяце исполнится ровно год вторжение России в Сирию и два с половиной года ее войны против Украины на Донбассе.

Об этом на страницах Atlantic Council пишет историк Калифорнийского университета Эндрю Корнблут, передает ZN.UA.

В своей сирийской авантюре российские военные активно бомбардировали области, населенные мирными жителями, используя все, что только имеют в арсенале. Они убили более трех тысяч мирных сирийцев. Эти смерти не случайны, а необходимая часть российской стратегии, нацеленной на то, чтобы подавить регионы, которые восстали против диктатуры кремлевского союзника – семьи Башара Асада, которая и сама устроила многочисленные газовые атаки, голод и систематически пытает людей.

На Востоке Украины погибли около десяти тысяч человек, половина из которых – мирные жители и украинские военные. Продолжительность и интенсивность этого конфликта полностью зависит от РФ. Ведь без русского оружия, солдат и денег война закончилась бы уже завтра. Но, несмотря на то, что сотни тысяч людей выходили на улицы крупных городов Западной Европы и США, протестуя против американского вторжения в Ирак или, например, против операций Израиля в Секторе Газа в 2014 году, российские войны в Сирии и Украине не стали поводом ни одной столь же массовой демонстрации и западном мире. Если ложный удар армии США по госпиталю в Афганистане в 2015 году вызвал волну осуждения, то на российские методические бомбардировки медицинской инфраструктуры в Сирии западное общество ответило молчанием.

Автор подчеркивает, что жители Запада также не критикуют Кремль за его роль в усилении волны беженцев, хотя ЕС напрямую от этого страдает. И такая тенденция, по мнению автора, не малозначительна, поскольку так или иначе общественность на Западе имеет большое влияние на политиков, которые принимают важные решения. Нынешняя гуманистическая сознание часто упоминается в качестве одного из крупнейших западных достижений, но равнодушие западного общества к российским преступлениям раскрывает основную идеологию, которая сохранилась в качестве артефакта Холодной войны. Созданная во времена, когда судьба мира определялась биполярным соревнованием между США и СССР, гуманистическая критика настроена воспринимать двух легко узнаваемых игроков и простую риторику. Ее терпимость к двусмысленности очень низкая. «Таким образом, зыбкая и отравлена коррупцией украинская демократия все многообразие сирийских повстанцев не соответствуют образу «хороших парней», который нужен западной воображении», — говорится в статье.

Автор отмечает, что, как ни странно, Россия получила ряд преимуществ от потери своего статуса супердержавы и связанную с ним чрезвычайное внимание. В то время, как американский милитаризм был жестко осужден, Москва, выйдя из поля внимания, смогла сохранить крупнейший в мире ядерный арсенал и отстроить мощную армию, способную захватить большую часть Европы.

Избавившись от необходимости догонять Америку в мире и, сойдя с международной сцены, Россия смогла беззастенчиво демонстрировать свою военную силу, запугивая соседей от Прибалтики до Японии. При этом она продолжает пожинать плоды от своей роли в прошлом в качестве главного оппонента США во времена Холодной войны. Для миллионов людей на Западе, которые считают американскую гегемонию угрозой для мира в мире, Россия остается в статусе необходимой и даже желательной силы противовеса. И так считают, например, немецкий министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер ли разоблачитель Джулиан Ассандж.

К тому же, жители Запада не могут критиковать то, о чем не знают. Падение «железного занавеса» не привело к росту понимания населением России, а как раз наоборот. Если даже во времена Холодной войны знания жителей запада о России и Восточную Европу были очень поверхностными и редко выходили за рамки стереотипов, сокращение российской важности лишь усилило иллюзию американской всемогущества.

«Упоминания о американское распространения новостей, рекламы, поп-культуры по всему миру, создают тень, в которой Россия может безопасно и незаметно организовывать свои гибридные войны», — считает эксперт.

Зато после распада СССР, США остались не только единственной супердержавой, но и «причиной всех мировых бед» в глазах многих. Озабоченность жителей Запада ошибками Америки и ее союзников привела к появлению некоего «обратного национализма», в котором люди соревнуются, кто дальше зайдет в самокритике.

Автор признает, что Запад действительно делает много вещей, достойных критики. Но односторонняя сосредоточенность на собственной вине – это свидетельство высоких стандартов, которые он установил для себя, а не его «злой природы». «К сожалению для Украины и Сирии, Владимир Путин понимает лучше, чем многие на Западе, что в демократия, выраженная в дипломатических нотах и официальных заявлениях, не заменит той, которая происходит на улицах и в социальных сетях. До тех пор, пока европейское и американское общество не отправят в прошлое миф о западную монополию на насилие, войны и Путина будут продолжаться», — говорится в статье.

Между тем, главный исследователь Института международных отношений Праги и член Европейского совета по иностранным делам Марк Галеотти пишет на страницах Vox, что Россия не может победить в войне против Украины. Поскольку украинская армия стала сильнее, опытнее и лучше обеспеченной, чем два года. Украина может справедливо заявить, что ее армия единственная в мире с опытом участия в танковых боях против России и единственная, кто знает, насколько русские искусны с беспилотниками и современными электронными методами войны.




Комментирование закрыто.