Зачем Россия запугивает Украину войной, – The Economist

ZN.ua

россия украина

Когда солдаты шли маршем в центре Киева во время парада в честь 25-го Дня Независимости Украины, украинка Лариса Никитина не могла думать ни о чем другом, как о цене этой суверенности.

С 2014 года 9,5 тысяч украинцев уже погибли на войне на востоке, а количество жертв росло в течение последних недель и дней. «Мы боролись за этот праздник, мы боремся сейчас за него и будем бороться», — сказала Никитина журналистам The Economist. Тем временем, напряжение обострилась вокруг оккупированного российскими войсками Крыма и части Донбасса. Многие боятся, что жестокие бои могут снова вспыхнуть. На протяжении всего лета Минский мирный процесс оставался в тупике, а эскалация насилия продолжалась.

Тяжелое вооружение и артиллерия вернулись на линию фронта. В начале этого месяца Россия попыталась обвинить Украину в «подготовке терактов» в оккупированном российскими войсками Крыму. Никто не поверил в эти заявления, однако риторика Владимира Путина была очень четким сообщением: «Мы не оставим это просто так».

Президент Украины Петр Порошенко привел войска в боевую готовность. Однако полномасштабное вторжение России маловероятно. Пентагон говорит, что не заметил движения достаточного количества войск, способных на нечто подобное. К тому же полномасштабная война против Украины была бы кровавой и закончилась бы большими потерями. «Россия может попытаться вторгнуться. Но быть способным зайти не означает быть способным выйти», — сказал украинский генерал и бывший глава СБУ Игорь Смешко. Партизанское сопротивление было бы очень большим. А украинская армия, хоть и до сих пор уступает российской, но все же стала сильнее, чем когда Россия оккупировала Крым в 2014 году. Тогда у Украины было только 6 тысяч боеспособных солдат. Сегодня у нее есть около 300 тысяч военных, которые за два года войны побывали на передовой. Издание пишет, что вместо открытой войны Россия, вероятно, лишь пытается пригрозить ею, чтобы добиться уступок за столом переговоров.

«Напряжение вдоль границы создает споры на Западе и в Украине. Путин хочет, чтобы Запад думал о том, что может произойти, если война начнется», — сказал украинский депутат из Донецкой области Алексей Рябчин. Нынешний Минский процесс зашел в тупик, поскольку Москва обвиняет Украину в его срыве из-за нежелания проводить выборы на захваченных территориях Донбасса, а Киев, в свою очередь, подчеркивает, что никакие выборы не возможны до тех пор, пока Россия не прекратит поддерживать пророссийских террористов и не выведет войска.

«Конечно же, Россия может добиваться более приемлемых для нее переговоров о мирном соглашении. В то время, когда дипломаты спорят о «дорожной карте» имплементации, российские предложения сводятся к тому, чтобы «перефразировать» нынешние Минские соглашения, — говорит заместитель главного редактора «Зеркала Недели» Сергей Рахманин. Путин обвинил украинцев в «подготовке терактов», отказался от Минского плана и назвал будущие «нормандские переговоры» с участием Украины, Франции, Германии и России, бессмысленными.

Когда Ангела Меркель и Франсуа Олланд встретятся с Путиным в Китае на саммите G20 четвертого сентября, они могут сделать это без Порошенко», — обращает внимание The Economist. Для России, кажется, настало время изменить ситуацию на местах. Большая военная драма позволит отвлечь внимание от российских экономических проблем перед парламентскими выборами. Барак Обама хочет добиться завершения войны в Украине до конца своего президентства.

Меркель и Олланд с напряжением ждут собственных выборов и одновременно пытаются разобраться с наплывом беженцев и Brexit. Нынешний график выполнения Минских соглашений истекает в конце года, как и действие санкций ЕС против России. «Западу нужна политическая воля, чтобы продолжить и одно, и второе. Многие ожидают усиления давления перед переговорами в Минске 26 августа и саммитом G20 в сентябре. Украинцы думают, что их пытаются спровоцировать», — говорится в статье.

Источник: ZN.ua




Комментирование закрыто.