Выгоды от роботизации придется подождать, — Financial Times

ZN.ua

робот человек

Перефразируя старое саркастическое высказывание экономиста Роберта Солоу, можно сказать, что роботы везде, их нет только в статистике производительности.

Рост показателей производительности действительно разочаровывает как в Великобритании, так и в других странах. Безработица рекордно низкая, трудоустроены почти все. И все это не совпадает с представлениями о приближении «апокалипсиса из-за роботизации».

Об этом на страницах Financial Times пишет Тим Гарфорд, который признает, что искусственный интеллект открывает значительные преимущества в различных отраслях. Он предлагает для примера рассмотреть беспилотные автомобили, поскольку обсуждение вокруг технологии продолжается. Она достигла огромного прогресса за короткое время. Хотя еще в 2004 году машины-участники Darpa Grand Challenge были разочарованием. Армия США предлагала большое денежное вознаграждение разработчику автомобиля, который без водителя сможет проехать 150 миль. Но лучшим результатом оказалась дистанция всего в 7 миль. Но вот через 13 лет после того никто уже не смеется над автономными автомобилями.

Также автор обращает внимание на технологии машинного самообучения, такие как AlphaGo Zero, которая за 72 часа стала мировым чемпионом по игре в Go. Alexa, Cortana, Google Assistant и Siri сделали технологию распознавания голоса ежедневным чудом. Ощутимые сдвиги были достигнуты в развитии технологий распознавания изображений, медицинского диагностирования и перевода. Есть и невидимые победы: машинное обучение оптимизировало энергопотребление серверных ферм.

Все это делает загадку высокого уровня занятости и низкой производительности даже еще более запутанной. Впрочем, есть несколько способов ее решить. Ученые в области компьютеризации были слишком оптимистичными и раньше. Нобелевский лауреат Герберт Саймон предсказал в 1957 году, что компьютер победит мирового чемпиона игры в шахматы через 10 лет. Но на самом деле это произошло только через 40 лет. Или же в 1970 году Марвин Минский говорил, что компьютеры получат интеллект человеческого уровня «через 3-8 лет». И его предсказание оказалось еще менее точным, чем у Саймона.

Более оптимистичным объяснением стало утверждение, что мир недооценивает результаты сервисов в целом и цифровой экономики в частности. Поскольку значительная часть этих сервисов бесплатна, а потому невидима для стандартных оценок экономических результатов.

Третье возможное объяснение можно позаимствовать у писателя Уильяма Гибсона, который говорил, что будущее уже наступило, но оно не равномерно распределено. Возможно это и причина того, что потенциальные выгоды от инноваций не удается получить.

Автор обращает внимание также на выводы, сделанные экономистом Эриком Бринйолфссоном, который исследует «эру новых машин», совместно с экспертом в экономической производительности Чедом Сиверсоном. Они признают, что сокращение производительности в мире реально. Они отвергают предположение, что традиционных показателей не достаточно для измерения реальной ситуации. Но падение производительности настолько велико, что оно не может быть просто статистической иллюзией. Так же они отвергают и идею о неравномерности распространения технологических выгод из-за безрезультатной борьбы за корпоративное доминирование. Это действительно может происходить, но действительно ли эта борьба такая затратная, что большие достижения производительности просто испаряются?

Как же тогда решить загадку? Самым простым способом — просто подождать. Между низким ростом производительности сегодня и невероятными показателями в ближайшем будущем нет противоречия. Самым известным примером можно считать изобретение электромотора, который, казалось, должен был изменить американское производство еще в 1890-х годах. Но это произошло лишь в 1920-х.

Чтобы получить выгоду от новых технологий, владельцам заводов нужно перевернуть их организации с ног на голову, внедрив новую архитектуру, новые процессы и обучение. В начале 90-х Бринйолфссон заметил, что компании не видели выгод от инвестирования в компьютеры, пока они сами не реорганизовались.

Если выгоды от современных новых идей реальны, но требуют времени, это может объяснить и замедление производительности. Если взять для примера автономные автомобили, то сегодня их разработка требует затрат, но не приносит доходов. Впоследствии они заменят традиционные авто, изменят автомобильную индустрию, а также связанные сферы: от парковок до автоматизированного ремонта. Спустя десятилетия после того, как беспилотные машины станут реальными, выгоды от них тоже станут очевидными. Никто не может просто изобрести новую машину. Экономический прогресс требует большего.

Источник: ZN.ua




Комментирование закрыто.