Война России против Украины затянется из-за русской империалистической амнезии, — American Interest

ZN.UA

Россия Медведь

В статье о выходе Великобритании из Евросоюза обозреватель Financial Times Гидеон Рахман писал, что Лондон страдает от «империалистической амнезии» и не правильно оценивает свое имперское прошлое. Это замечание обратило внимание на другую проблему с ошибочной оценкой истории, которая охватила Россию.

Об этом на страницах American Interest пишет бывший американский дипломат Кирк Беннет, передает ZN.UA.

Он цитирует статью заместителя директора Института политических и военных анализов в Москве Александра Храмчихина под заголовком «Главное не повторять ошибки». Впрочем, в «ошибки» России он не включил такие трагические эпизоды, как геноцид адыгов, подавление борьбы Польши за независимость, репрессий в СССР во времена Иосифа Сталина или подавления революции в Венгрии в 1956-м году. Вместо этого российский эксперт в статье жалел, что во времена Семилетней войны Российская империя не оккупировала Восточную Пруссию и не остановила объединения Германии, а в 1833 году не поделила с Египтом Османскую империю, когда она была слаба, что Россия в 1848 году помогла Вене подавить венгерское восстание, а не воспользовалась слабостью и не отобрала у Австро-Венгерской империи Западную Украину, которая «в те времена была не такой русофобской».

Все эти размышления российского эксперта об «ошибках» имеют странный вид. Трудно представить, чтобы сегодня кто-то в Великобритании сожалел, что в имперские времена она не захватила еще больше колоний, или чтобы в Америке жалели, что не смогли поглотить Канаду. Недавно эксперт москвоского «Центра Карнеги» Андрей Колесников прокомментировал, что россияне считают положительными жестокие периоды российской истории, когда хладнокровные правители правили огнем и мечом. А вот периоды демократизации и модернизации они почему-то считают «плохими временами насилия и беспорядка».

«Тема развала империй поднимает важную проблему. Надеюсь, я не начитался анализов Храмчихина, но, кажется, они имеют страшный подтекст. Оплакивание упущенных возможностей присоединить какие-то территории в далеком прошлом кажется бесполезным, если они все равно стали независимыми странами в 1917-м или 1991 году. Сожаления из-за фантомной потери территорий, которые даже никогда и не принадлежали России, предусматривает еще большую тоску по империи, которой она никогда не была. Поэтому статья Храмчихина шокировала меня не столько спекуляциями в духе: «А что бы могло произойти, если бы…», как страданиями из-за распада московской империи, поздне постсоветской деколонизации российской периферии, проще говоря, клиническим случаем империалистической ностальгии», — пишет бывший американский дипломат.

Беннет добавляет, что границ такой русской «империалистической тоски» нет. Она легко может дойти до упущенных возможностей Москвы в Калифорнии или на Аляске или к размышлениям о несправедливости деоккупации Парижа после победы над Наполеоном. Автор подчеркивает, что в своей статье Храмчихин уделил большое внимание Украине. Заместитель директора российского института позволил себе писать, что «сама идея независимости Украины уже русофобская по определению». «Россия и Украина будут одной страной или врагами», — писал российский эксперт, обвиняя Кремль в чрезмерной мягкости за то, что он не оккупировал всю Украину. «Нашей целью должен стать распад нынешнего украинского государства и ее режима, ее дальнейшее полное политическое и территориальное переформатирование», — писал он.

Беннет замечает, что Храмчихин, как и большинство россиян, считают враждебность Украины к России проявлением неблагодарности «самодовольного и наглого» украинского народа за «века русской доброжелательности». Россияне склонны думать, что украинцам «промыла мозги» западная пропаганда или спецслужбы. При этом в России не принято вспоминать века русификации и преследований украинцев.

«Российская империалистическая амнезия находит единомышленников в контексте российско-украинской войны среди части западных аналитиков, которые воспринимают конфликт через призму противостояния великих держав. Я был шокирован, когда один западный комментатор сказал, что якобы существует много исторических прецедентов, которые оправдывают вторжение российских войск в Украину. Так можно прийти к выводу, что у Америки есть оправдание вторгаться в карибские страны, а немецкая армия может вторгаться в Бельгию. Москва не заслуживает право вернуть жестокую историю в Украину. И никто не должен считать, что российское вторжение в Украину, учитывая «прецеденты», каким-то образом может считаться допустимым поведением», — пишет бывший американский дипломат.

Он замечает, что почему-то российские и некоторые западные эксперты не учитывают желание украинцев сохранить свою национальную идентичность и независимость своей страны, за которую они сейчас воюют. Удивляет то, что существуют те, кого почему-то удивляет существование украинского патриотизма. Идея о том, что Украина и Россия «будут врагами, если не единственной страной», присуща только россиянам. Именно россияне считают украинскую государственность и национальную идентичность проявлением так называемой «русофобии». Вплоть до 2014 года украинцы хорошо относились к России и даже не думали о вступлении своей страны в НАТО. И именно Москва своей агрессией заставила их изменить точку зрения. Автор замечает, что мечты России об уничтожении украинского государства и создания так называемой «Новороссии» потерпели фиаско в 2014 году.

Надежды, что русскоязычное население поддержит присоединение Украины к России, оказались ошибочными. Аналогично можно было бы думать, что население Ирландии хотело бы присоединить свою страну к Великобритании из-за своей англоязычности. Но российские флаги до сих пор висят в Донбассе, а это значит, что проект «Новороссия» не исчез, а был отложен до удобного момента.

По мнению Беннета, Москве не хватило сил, чтобы захватить всю Украину, когда ее армия была слабой. Теперь она строит новые базы возле украинских границ, накапливая силы для новой агрессии в ближайшем будущем. Но и Украина, несмотря на все кризисы, коррупцию и экономические проблемы, добилась определенных успехов. Она все же смогла консолидировать население вокруг национальной идентичности. Кроме того, ее армия больше не такая слабая, как в 2014 году.

«Дальнейшее чувство оскорбленной правоты будет подталкивать россиян делать все новые попытки положить конец украинскому национальному проекту раз и на всегда, привлечь мрачную, символическую «Хохляндию» в лоно России, где ей якобы и место. Этот порочный круг останется на много лет. Поэтому хоть и не так, как это себе представляет Храмчихин, Россия обречена на повторение исторических ошибок благодаря своей империалистической амнезии», — говорится в статье.




Комментирование закрыто.