Война олигархов в Украине, — Frankfurter Allgemeine

Frankfurter Allgemeine

коломойский порошенко

«У украинского президента Петра Порошенко и его российского коллеги Владимира Путина есть кое-что общее: приход обоих политиков к власти был ознаменован обещанием покончить с властью олигархов в России и на Украине».

Об этом пишет Райнхард Везер на страницах немецкой газеты Frankfurter Allgemeine. И во время первого срока президент Путин действительно «потратил немало сил на борьбу с ними: в первые четыре года его правления два российских олигарха оказались в изгнании, а еще один — Михаил Ходорковский — за решеткой».

«В числе тех немногих россиян, которые так же, как люди на Западе, в скором времени увидели в Ходорковском политического заключенного, был зампред правительства РФ конца 1990-х, благодаря которому в политический глоссарий постсоветского пространства как раз и вошло понятие «олигарх». Этим человеком был расстрелянный в конце февраля недалеко от Кремля оппозиционер Борис Немцов, — рассказывает автор. — В первые годы президентства Путина Немцов еще не находился в оппозиции к нему, и причина этого заключалась в намерении Путина ограничить власть олигархов».

«Сейчас — в ретроспективе — ясно, что действия Путина против выборочных олигархов на самом деле были важными шагами на пути к созданию авторитарного режима в России. Что же касается Украины, то авторитарные режимы, против которых были направлены «оранжевая революция» десять лет и прошлогодний Евромайдан, являлись именно режимами олигархов». «В настоящее время принято считать, что демократизация на Украине возможна лишь в том случае, если будет покончено с властью олигархов, и потому решение президента Порошенко ограничить экономическое и политическое влияние одного из самых влиятельных украинских бизнесменов Игоря Коломойского нашло одобрение как в самой стране, так и за рубежом», — говорится в статье.

«Однако между позицией раннего и более позднего Немцова, между событиями на Украине и в России есть одно явное противоречие. Чтобы его понять, необходимо сделать экскурс в конец 1980-х — начало 1990-х годов: период развала советской плановой экономики», — продолжает Везер. Новую экономику, которая пришла на место прежней, в России часто называли рыночной, однако на самом деле она имела мало общего с тем, что под этим понимают на Западе и что хотели увидеть советские и российские реформаторы.

«В хаосе тех лет освободившиеся в результате развала советских государственных и экономических учреждений ниши быстро заполнили директора бывших советских предприятий, молодые ученые (вроде Ходорковского), спекулянты, жившие за счет дефицита при плановой экономике (…), а также организованная преступность в прямом смысле этого слова, — повествует автор. — — По этой причине экономические конфликты среди бизнесменов нередко решались при помощи насилия или угрозы насилия, а при приватизации госпредприятий — нарушались законы или использовались дыры в законодательстве».

«Госучреждения были для олигархов инструментами максимизации собственной прибыли, — говорится в статье. — Олигархи не были заинтересованы в регулировании конкуренции законодательным путем, для них законы были скорее методом устранения конкурентов. Наибольший же успех достигали те, кто сажал своих людей в госучреждения и таким образом получал контроль над ними».

В 1990-е годы либеральные реформаторы типа Бориса Немцова в России и будущего президента Виктора Ющенко на Украине неоднократно предпринимали попытки выдавить олигархов из этой системы, а также восстановить верховенство госорганов и законов, чтобы те, в свою очередь, дали возможность прийти реальной рыночной экономике и правовому государству. «И вот как раз на этом месте пути Немцова и Путина пересеклись, поскольку Путин боролся с олигархами для того, чтобы нейтрализовать альтернативные центры влияния», — подчеркивает автор. И то, что одной из первых жертв Путина стал олигарх, давший относительно большую свободу принадлежавшим ему СМИ, это вовсе не случайность. «Если олигархи 1990-х разбогатели благодаря своей экономической мощи, то пришедшие после них сделали это благодаря политической власти. Таким образом, одна олигархия была заменена другой».

«По этой причине для демократизации Украины будет недостаточно того, чтобы Порошенко (кстати, сам олигарх) и новое украинское правительство начали борьбу с олигархами. Куда важнее то, как они это будут делать, — резюмирует Везер. — Это важно не только из-за прагматического соображения, что уничтожение существующих концернов нанесет еще один удар по украинской экономике и потому надо действовать аккуратно, но и потому, что Украина не сможет стать правовым государством, если она не будет уважать права этих людей, пусть даже разбогатевших сомнительными методами».

Источник: Инопресса



Комментирование закрыто.