В Кремле только и ждали событий, как в Мукачево, — военный эксперт

НВ

Николай Сунгуровский

Перестрелку в Мукачево не назовешь открытием второго фронта против государства, однако эта ситуация явно продемонстрировала отсутствие солидарности как внутри общества, так и между обществом и государством.

Об этом в блоге на сайте Новое Время пишет Николай Сунгуровский, директор военных программ Центра Разумкова.

По его мнению, подобная обстановка представляет прямую угрозу национальной безопасности — в Кремле только этого и ждут.

«Это, конечно же, непозволительно. Еще в прошлом году, когда конфликт только начинался, мы говорили, что противостоять противнику с намного большим военным потенциалом, имея в наличии те же иерархические силовые структуры, что и у него, недальновидно и малоэффективно. Так мы проиграем. Необходимо использовать нестандартные подходы», — пишет он.

Эксперт отмечает, что балтийские партнеры уже показали, что они оценивают ситуацию намного быстрее, чем мы. Так, они приступили к созданию народных ополчений. Это структуры, которые являются более сильным сдерживающим фактором, нежели ядерное оружие, а также тактические или стратегические ракеты. В этом плане мы не можем тягаться с Россией, поэтому необходимо противопоставлять те структуры, которых у них нет.

«Нужно было создавать так называемые штабы или комитеты бдительности. Это практика многих стран, которые испытали на себе гибридные войны. Благодаря этому мы бы не имели той ситуации, с которой сталкиваемся сегодня. Шаг в этом направлении был сделан с созданием военно-гражданских администраций, но только вдоль линии соприкосновения. Тем не менее, подобные структуры необходимы по всей территории Украины», — заявляет он.

Кроме того, в украинской культуре заложена традиция персонификации, когда на троих украинцев приходится три гетмана. К сожалению, мы никак не можем уйти от этого.

«Я много общался с представителями добровольческих батальонов. Среди них бытует мнение, что если они создали какую-то структуру, то она сможет обеспечить должный уровень безопасности. Но сможет ли подразделение обеспечить безопасность, если командира нет на месте? Например, Дмитрий Ярош представляет руководство «Правого сектора». А если он покинет эту организацию? Эта структура и без того отбивается от рук — на месте каждый делает то, что ему вздумается. Но так не должно быть», — считает Сунгуровский.

По его мнению, если бы при тесном участии государства были созданы так называемые штабы бдительности, то данная персонификация ушла бы. Ей бы не было места. И это не только первый шаг к обеспечению безопасности региона, но и первый шаг к децентрализации, о которой мы все так много говорим. Ведь она буксует не потому, что нет закона, а потому что местные громады к этому не готовы.

«Необходимо людей готовить, разговаривать с ними. Они должны уметь взаимодействовать с властью, а не полагаться на очередные персоны, которые придут, покажут, объяснят и за них все сделают. И пока мы от этого не уйдём, проблемы не решатся.

А то, что власть сегодня делает для устранения мукачевской проблемы – это даже не действия, а ситуативное реагирование. Я не вижу каких-либо адекватных начинаний, которые могут помочь бороться с проблемой системно», — резюмировал он.

Также рекомендуем еще тексты по теме: «Или Украина введёт добровольцев в легальные рамки, или добровольцы уничтожат Украину«, которы поднимает проблему добровольцев в Украине и «Мукачево как пролог штурма Банковой» о сути революционного процесса.

О перспективах после конфликта: «Шесть плохих последствий для Украины и Петра Порошенко после событий в Мукачево» и «Какие уроки должны вынести Ярош и Правый сектор из столкновения в Мукачево».




Комментирование закрыто.