Украинцы оказались в ливийском плену из-за предателя

Хвиля

Украинцы рассказали газете «Сегодня» новые подробности о пребывании в плену и о том, за что в Ливии до сих пор удерживают наших соотечественников.

По словам 32-летнего Максима Шадрова, ливийцы решили судить наших земляков, обвинив их в намерении сбить бомбардировщики НАТО, которые во время революции поддерживали повстанцев.

— Посол не знает, что ждёт пленённых в Ливии украинцев, а условия их содержания пока ухудшились

«Наши специалисты якобы «хотели стрелять по самолетам НАТО», а также работали на армию Каддафи. Второе заседание должно состояться 9 апреля. Перед судом предстали только 18 украинцев, 4 россиянина и 2 белоруса», — рассказал Максим Шадров.

По словам одессита, судьба остальных 4-х украинских граждан, которые с самого начала попали в руки повстанцев из группировки «Городской революционный комитет», пока неизвестна. Сейчас эта четверка украинцев находится под охраной в районе Триполи — Митиге.

«Первое заседание прошло без адвокатов с нашей стороны — у нас их просто нет. На суде присутствовал только один третий секретарь украинского посольства. Если наших ребят не будут квалифицированно защищать юристы, то суд может горько закончиться. Ливийцы выдвинули очень серьезные обвинения. Их не смущает, что нет никаких доказательств нашей вины, и даже то, что большинство наших — пенсионеры. Какие из них наемники? Все больные и старые», — пояснил Шадров.

Максим и Ольга Шадровы в один голос уверяют, что все украинцы сначала были наняты на мирную работу — как технические специалисты для обслуживания нефтяных скважин — российско-ливийской компанией «Дакар». Отец Шадрова Александр тоже работал в Ливии, уже не первый раз — он уже бывал там в советские годы. Однако через неделю после приезда в Ливию украинцы были захвачены армией Каддафи. Украинцы были поставлены «перед фактом» — или они работают на военных и им платят зарплату, обещанную нефтяной компанией, или получают пулю. Только для одесситки Даши Шадровой (сестры Максима, которая прилетела к родным и у которой была туристическая виза в паспорте) было сделано исключение — ее отпустили из лагеря и она улетела из воюющей страны на родину.

У остальных украинцев были изъяты все мобильные телефоны. За ворота их не выпускали (причем не пускала отнюдь не автоматика для ворот, а вооруженные повстанцы). Убежать из лагеря, по словам Максима, не было никакой возможности — большинство заложников были пожилыми людьми. Военная техника, которую пришлось ремонтировать пленным, была настоящей рухлядью — старые грузовики, тягачи и тракторы. Им постоянно угрожали. А через месяц украинские пленные попали в новый плен — на военную базу, где их удерживали, ворвавшиеся ливийские революционеры.

«Это были «стихийные» повстанцы, которые не подчинялись вообще никому. Они ворвались в помещение и с порога начали размахивать оружием, крича, мол все мы уже «покойники». Когда я на арабском языке сказал, что мы мирные люди, они тут же меня «нейтрализовали», ударив прикладом по голове. А для убедительности дали очередь из автомата в потолок — пули пролетели в сантиметрах поверх голов», — вспомнил Шадров.

С первых минут повстанцы повели себя как настоящие мародеры, обобрав всех украинцев — забрали документы, деньги и золотые украшения. С кемпинга мародеры перевезли украинцев в спортивный комплекс, в зале которого уже лежали несколько сотен задержанных негров и несколько украинцев. Судьба наших соотечетвенников висела на волоске — мародеры были настроены вершить «суд» лично. Однако вскоре прибыла бригада полевого командира Отмана Зиддани.

«Зиддани заявил, что забирает нас. Возникла ссора между теми, кто нас захватил первыми, и Отманом. Чуть до стрельбы не дошло. Но Отман настоял на своем и забрал нас. Вскоре нас перевезли в тот кемпинг, где мы просидели 8 месяцев», — рассказала Ольга Шадрова.

По утверждению супругов Шадровых, ливийские обвинения украинцев в работе на Каддафи полностью построены на предательской лжи одного из заложников.

«Этот человек или решил выслужиться и оклеветать нас, или просто сошел с ума! Один наш из Харькова, вдруг подбежал к ливийцам и начал кричать, что все мы работали на Каддафи… Потом его даже побили за это наши ребята, но было поздно — ливийцы услышали крики харьковчанина. Потом нас допрашивали, но все как один говорили, что это ложь. Мы оружия в руках не держали, а ремонтировать военные тягачи нас заставили под угрозой смерти», — заявил Максим.

Позже ливийцы решили найти доказательства того, что украинцы были наемниками. Для этого они несколько раз устраивали очные ставки с бывшими офицерами Каддафи, которые после смерти Муаммара быстро стали «революционерами».

«Приезжал один генерал повстанческих войск — при Каддафи тоже был генералом. Он пальцем показал на отца и заявил, мол он работал на Каддафи. Только не уточнил, что папа помогал армии Каддафи еще при СССР — военным специалистом», — отметил Шадров-младший. Кроме показаний этого генерала и слов одного из заложников, никаких других фактов «наемничества» вновь ливийской прокуратуре так и не удалось найти.

Самого Максима и его жену Ольгу ливийцы отпустили беспрепятственно, не предъявив им никаких обвинений.

«Отман Зиддани с Максимом подружился. Он его даже сыном называл в плену. Зиддани всегда относился к заложникам корректно, никого из нас не били и не мучили», — рассказала Ольга. По словам Максима, с самого начала плена Отман Зиддани предложил Шадровым уехать домой. Максим с женой остались, решив не возвращаться без отца. Но позже Шадров-младший прислушался к сотрудникам украинского посольства, которые настояли на возвращении в Украину.

«Активной» группой заложников Шадров назвал одесситов.

«Одесситы держатся вместе. Заводят всех в мини-соревнования по шахматам, шашкам, нардам. В карты тоже играют часто. Все, конечно, на взводе, беспокоятся из-за начала судебного процесса. Никто не знает, чем все закончится. Но стараются не ссориться. Только к тому, кто нас оболгал, отношение «никакое», его все сторонятся. Посольство никак не защищает наших людей в плену. И ливийцы пренебрежительно относятся к украинским сотрудникам посольства. Часто посольских даже не пускали к нам. Даже к медсестрам ливийцы относятся более уважительно», — добавил Шадров.

 




Комментирование закрыто.