Украина пытается взять судьбу в собственные руки, – The Economist

ZN.UA

Украина

Утром 19 октября сотни людей в Донецке пошли на похороны одного из главарей пророссийских боевиков. Арсен Павлов, известный как «Моторола», был одним из заметных лидеров пророссийских сил, который хвастался убийством украинских пленных, и который вышел из-под контроля Москвы. Он стал последним главарем боевиков, которого уничтожили за несколько месяцев. Вскоре после этого лидеры Украины, Франции, Германии и России встретились в Берлине, чтобы обсудить выполнение Минских соглашений.

Об этом пишет The Economist, передает ZN.UA

«Оба события были признаком того, что Россия пытается установить более жесткий контроль над Донбассом, в котором царит беззаконие. Хотя пока что попытки распространить конфликт на другие регионы Украины прекратились, она все еще хочет закрепить специальный статус Донбасса внутри Украины», — отмечает издание, напоминая, что в рамках Минских соглашений Москва требует от Киева проведения выборов на захваченных территориях Донецкой и Луганской областей. А украинская сторона отказывается это делать, пока в зоне конфликта не перестанут стрелять, а наблюдатели ОБСЕ не получат полный доступ.

В Берлине Владимир Путин предположил, что позволит миссии ОБСЕ зайти в зону конфликта. Президент Украины Петр Порошенко сказал, что это откроет путь для выборов. «Так может появиться подконтрольный Москве регион внутри Украины, который можно использовать для блокирования правительственных реформ и международных соглашений, которые заключает правительство в Киеве, а также для подрыва целостности Украины без прямого военного вмешательства», — говорится в статье.
Украина остается в центре российского конфликта с Западом. Она жизненно важна для амбиций Путина восстановить статус России как «великой державы». Кремль использовал события после украинской революции в 2014 году для того, чтобы запугать собственных диссидентов и показать, что противостояние коррупции и авторитаризму приводит к хаосу. Запад тем временем хочет показать, что либеральная демократия может добиться успеха в стране, которая была сердцем бывшей советской империи. Но пока Россия и Запад борются за Украину, внутри страны происходят события, которые определяют ее будущее. Через два года после Майдана Украина застряла в серой зоне между «полуреформами» и «полувойной». Несмотря на то, что страна держится лучше, чем многие думали, она до сих пор не превратилась в современное национальное государство. Как прокомментировала главный редактор «Зеркала недели» Юлия Мостовая, после революции власть получили не политики новой генерации, а те, «кто был ближе всех к правительственным стульям, когда музыка прекратила играть».

Молодые украинцы разочарованы способностью власти выполнить обещания, но они также не могут сформировать политическую силу, которая была бы достаточно сильной, чтобы бросить вызов правительству. Одна из причин, которая создала такое положение, — это война, которая позволила властям объединить страну без проведения реформ. Телевизионные эфиры заполнены кадрами жестоких боев на войне, которая стоила жизни уже 10 тысячам людей, а волонтеры продолжают обеспечивать украинских солдат едой и одеждой. Однако, как сказал один из украинских обозревателей, худшее, что может произойти со страной – это возвращение разрушенного Донбасса под контроль Киева. У Украины нет ни денег, ни государственных институтов для реинтеграции. Но России, которая начала войну, Донбасс тоже не нужен.

Западные страны заставили Украину не сопротивляться, когда Россия вторглась в Крым, а Порошенко так и не назвал конфликт войной. Но война стала большим делом по обе стороны границы. Коррупция как в Украине, так и в России настолько вездесущая, что ее лучше назвать захватом целой страны олигархами. Согласно данным «Зеркала недели», не менее 30 предприятий оборонпрома перечисляли государственные деньги фиктивным фирмам в качестве «платы» за несуществующее оборудование. Некоторые проукраинские боевые отряды, которые никому не подчиняются, начинают терять терпение из-за коррупции и отсутствия реформ.

Издание пишет, что вместо того, чтобы развернуть широкомасштабную войну против взяточничества, украинские прокуроры преследуют журналистов, активистов и проевропейских депутатов. «Цель кампании в том, чтобы дискредитировать нас, показать, что все в Украине одинаковые и любой, кто борется с коррупцией сам коррумпирован», — сказал изданию депутат Мустафа Найем. Благодаря помощи западных доноров в Украине появились новые антикоррупционные ведомства, такие как НАБУ. Но они застряли в борьбе против старой гвардии. Генпрокурор Юрий Луценко пытается ограничить силу НАБУ.

Франсис Малиж из ЕБРР отмечает значительный прогресс в банковском и энергетическом секторах. Но ключевые тесты, такие как приватизация государственных предприятий, все еще не пройдены. Нацбанку также придется еще разобраться с «Приватбанком», который принадлежит олигарху Игорю Коломойскому. В энергетике коррумпированные посредники между российским «Газпромом» и украинским «Нафтогазом» наконец исчезли. Однако олигарх Ринат Ахметов все еще уничтожает правительственное регулирование в угольной и электроэнергетической сферах.

ЕБРР и ЕС запустили программу реформирования системы государственного управления, наняв десятки молодых украинцев, чтобы создать новых юристов для государственных учреждений и ключевых министерств. Но этот процесс займет годы. То, что Украине нужно наиболее остро, — это лидер с видением и политической волей.




Комментирование закрыто.