Украина постоянно в центре скандалов и этому есть объяснение, — NYT

ZN.UA

украина_государство

После четырех лет расследований полиции Германии, ФБР и других служб борьбы с преступностью по всему миру, хорошо вооруженные правоохранители ворвались в квартиру в городе Полтава в Украине. После короткой перестрелки они поймали преследуемого. Это был мужчина, которого подозревают в организации группы киберпреступников, виновной в краже 100 миллионов долларов.

Быстрый арест 33-летнего хакера Геннадия Капканова стал редким случаем, когда сторонники на Западе аплодировали Украине. Но уже на следующий день Капканов исчез, пишет лояльное к Демократической партии США издание New York Times, передает ZN.UA.

Районный суд в Полтаве отклонил запрос на превентивный арест хакера на 40 дней и приказал отпустить его. С того времени Капканова никто не видел.

Неизвестно, что стало причиной побега хакера: коррупция, некомпетентность или сочетание этих двух вещей. Генеральный прокурор Украины в Киеве пригрозил уволить местных прокуроров, но потом быстро отказался от этих угроз, когда узнал, что это дело вел один из его заместителей.

«Полтавский провал помогает объяснить, почему Украина — перспективная страна с образованным населением, плодородными землями и активным гражданским обществом — генерирует вокруг себя такое большое количество громких скандалов», — говорится в статье.

За последний год Украина была переполнена скандальными открытиями. Сначала стало известно о «черной бухгалтерии» экс-президента Виктора Януковича, к которой имеет отношение и Пол Манафорт — бывший глава избирательного штаба Дональда Трампа. Позже появилась информация о том, что российские хакеры использовали для вмешательства в выборы в США программу, разработанную в Украине. А впоследствии прозвучали подозрения, что ракетная программа КНДР развивается благодаря технологиям, украденным в Украине. Все эти истории никак между собой не связаны. Но все они частично вытекают из одной и той же нефункциональности слабого государства, отравленного коррупцией и дестабилизированного под постоянным давлением России.

«Почему так много шума вокруг Украины? Потому что Украина — эпицентр конфронтации между западным демократическим миром и авторитарными, тоталитарными странами», — сказал глава СНБО Украины Александр Турчинов.

Он опроверг сообщения о том, что Северная Корея получила ракетные технологии в Украине, назвав их российской дезинформацией, нацеленной на подрыв западной поддержки. Россия с 1991 года, когда распался СССР, пыталась держать Украину в орбите влияния Москвы. Сначала она делала это с помощью экономического давления и политического вмешательства, а затем применила военную агрессию. Но Украина, по мнению издания, также сама ослабила себя.

«Нитью, которая объединяет странные вещи в Украине, почти всегда оказывается коррупция», — сказал изданию украинский депутат Сергей Лещенко.

Он признал, что президент Петр Порошенко лучше, чем его предшественник — клептократический и пророссийский бывший клиент Манафорта Виктор Янукович, который в феврале 2014 года бежал из Украины.

«Но только потому, что он слабее, а общество значительно сильнее», — добавил Лещенко.

Порошенко, в отличие от своего российского коллеги Владимира Путина, не подавил свободу слова. Поэтому пресса постоянно разоблачает правительственные ошибки и дрязги влиятельных инсайдеров.

«Украина, если не считать страны Балтии, — единственная неавторитарна постсоветская страна», — сказал профессор Гарвардского университета и автор книги по истории Украины Сергей Плохий.

Но в отличие от трех стран балтийского региона, которые имели короткую историю независимой государственности в период между Первой и Второй мировыми войнами, Украина остро ощущает свою многолетнюю историю порабощения такими странами, как Россия, Польша и Австрия. Из-за этого украинский народ по своей природе не доверяет власти.

«Какая украинская национальная идея? Это сопротивление власти», — сказал изданию бывший советник Януковича Тарас Чорновил.

Тяжелый отпечаток болезненной истории Украины делает ее не очень способной обуздать свои привычки непокорности, что отличает ее от правового и опасающегося скандалов Евросоюза, присоединиться к которому Киев стремится.

«Ее попытки оставаться демократичной и построить государство часто беспорядочны, ее олигархи очень сильные. А учитывая отсутствие государственного контроля над СМИ и олигархическую конкуренцию, постсоветская коррупция проявляется открыто», — сказал Плохий.

СБУ существенно расширила свои возможности благодаря оборудованию, которое передали США после бегства Януковича в Россию. Но украинская спецслужба развила свою очень избирательную и искажающую форму прозрачности, публикуя информацию о преступлениях часто из соображений политической или финансовой выгоды.

«Под контролем Порошенко СБУ стала инструментом во внутренних политических и деловых битвах, а антикоррупционные активисты обвиняют ее в попытках подорвать их работу, а не помочь», — говорится в статье.

Издание отмечает, что правоохранительные органы Украины до сих пор под сильным политическим влиянием. Но они теперь не то болото некомпетентности и коррупции, которым были когда-то. Они стали способными следить за бывшими бизнес-партнерами Манафорта и собирать доказательства российских хакерских атак во время выборов в США.

По словам бывшей руководительницы отдела связи СБУ Виктории Горбуз, ЦРУ помогло заменить российскую систему слежения за телефонными разговорами на новую американскую. Отдел Горбуз переводил перехваченные телефонные разговоры и передавал американским коллегам.

«Эта команда делает переводы мгновенно и круглосуточно. Она тесно сотрудничает с американскими коллегами», — сказала она.

Впрочем, демонтаж российской шпионской системы был более легким заданием, чем очищение от российского влияния, которое присутствовало в Украине с 1991 года и стал более агрессивным в последние годы. Издание напоминает о российской аннексии Крыма и военной агрессии против Украины в Донбассе. Украинские чиновники часто ссылаются на вмешательство России для оправдания отсутствия эффективной борьбы с коррупцией и выполнения других требований сторонников на Западе. Такое оправдание очень удобное, но и очень опасное.

В Полтаве в центре города стоит памятник времен Российской империи, посвященный победе над армией Швеции в 1709 году, с которой начался подъем российского влияния в регионе и крах надежд украинцев создать собственное государство. Этот памятник стоит и сейчас среди украинский флагов как напоминание о российском присутствии в стране. Тем временем Украина пытается построить современное, функциональное и независимое государство на шатком фундаменте, который остался после 70 лет коммунизма и подчинения Москве.

Лектор истории Украины Полтавского национального технического университета Игорь Гавриленко говорит, что освобождение хакера Капканова из-под стражи — это типичный пример нефункциональности, от которой страдает Украина.

«Ситуация очень абсурдная, но в моей стране меня больше ничего не удивляет. Украина — страна, где возможно все за деньги», — сказал он.

Именно поэтому Манафорт искал новые бизнес-горизонты после работы на тиранов в Африке и Азии. Он открыл офис в Киеве и начал налаживать связи с олигархами и грязными политиками, такими как Янукович. Чорновил, который возглавлял избирательный штаб Януковича в 2004 году, описал Манафорта как «высокомерного и чрезмерно самоуверенного». Издание напоминает, что имя американца фигурирует в «черной бухгалтерии Партии регионов».

«Все воровали, и партия хотела фиксировать, кто что получил. Они представить не могли, что когда-то потеряют власть и все эти записи будут раскрыты», — сказал Чорновил.

По его словам, Манафорт постоянно ссорился с членами «Партии регионов», но при это имел невероятное влияние на Януковича».

«Он здесь работал не из соображений какой-то идеологии, а ради денег», — добавил Чорновил.

Свержение режима Януковича позволило Порошенко возглавить страну на волне желания рефом. Но мир годами был сильной стороной Украины, давая ей возможность существовать как плюралистическое общество. Впрочем, это же создало и ее фундаментальный недостаток. Она долго оставалась хрупким государством, которое было настолько разделено конкурирующими экономическими и региональными интересами, что было невозможно насадить авторитаризм в духе России или верховенство закона по европейскому образцу.

«На этой земле никогда не было сильного государства. Средневековая феодальная мозаика, хрупкие королевства и ранние казацкие республики не имеют ничего общего с европейским абсолютизмом или российским авторитаризмом», — сказал лектор Киево-Могилянской бизнес-школы Валерий Пекар.

«Это страна баланса, а не лидерства. Никто не может править Украиной, как король», — добавил он.

Запад, уставший нефункциональностью, лишь частично смог подтолкнуть Порошенко к отказу от балансирования между коррумпированными олигархами и российскими марионетками, которым хорошо жилось и при Януковиче. Он создал независимые антикоррупционные агентства и ввел обязательное прозрачное декларирование активов для чиновников и депутатов парламента. Но он до сих пор не создал антикоррупционный суд, который бы существовал за пределами нынешней судебной системы.




Ответить