У Катара все еще много друзей на энергетических рынках, — Bloomberg

ZN.UA

katar

Нефтяные рынки кажутся непробиваемыми для геополитических рисков. Даже после того, как четыре арабские страны ввели эмбарго против Катара в понедельник, цены на нефть выросли лишь на 1,6%, а потом снова опустились.

Об этом на страницах Bloomberg пишет исполнительный директор Qamar Energy Робин Майллс, передает ZN.UA.

Ресурс, за которым стоит наблюдать — не нефть, а природный газ. Если спор соседей не решится быстро, лето для стран Персидского залива может оказаться «жарким».

Автор добавляет, что проблема вокруг Катара нагнеталась уже давно. Три соседние страны из Совета сотрудничества Персидского залива обвиняли Доху в поддержке исламистских групп, таких как «Братья-мусульмане», а также в слишком дружественном отношении к Ирану. Однако из-за неожиданной эскалации вскоре после визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию, ОАЭ и Бахрейн вместе с Египтом и шатким правительством в Йемене и Ливии разорвали отношения с Катаром, закрыли свое небо для него, а также запретили сухопутные и морские путешествия.

Значительную часть обеспечения продуктами и оборудованием Доха получает через наземные поставки по территории Саудовской Аравии или морем через порт Джебель-Али в Дубае. Катар — один из самых маленьких производителей нефти в ОПЕК, который добывает 618 тысяч баррелей в день. Но на сопутствующие продукты, такие как «легкая нефть» и сжиженный газ приходится еще 1,3 миллиона баррелей катарской добычи в день. Скорее всего, он будет и дальше выполнять соглашение ОПЕК о сокращении добычи. Но даже если нет, то его вклад в общее дело невелик.

Настоящая сила Катара, по мнению автора, в том, что он крупнейший экспортер сжиженного газа в мире. Майллс считает, что дипломатический конфликт с Саудовской Аравией и ОАЭ не должен повлиять на катарские поставки. Танкеры Дохи могут отправиться через воды Ирана, а затем пройти через Ормузский пролив и привычный судоходный маршрут в акватории Омана. Или же судна могут продолжить курсировать в иранских водах, если Оман присоединится к блокаде. Любые попытки остановить катарский экспорт повлекут большой кризис. А крупные потребители сжиженного газа, такие как Япония, Южная Корея, Китай и Индия будут вынуждены дать ощутимый ответ.

Главный японский импортер Jera Co получил от Qatargas заверения, что поставки не будут прерваны. И пока что у Катара есть доступ к Суэцкому каналу, через который он отправляет сжиженный газ в Европу. Однако танкеры теперь не могут заходить в порт Фуджейра в ОАЭ. Разделяя самое большое в мире газовое Северное месторождение с Ираном и имея много уязвимых морских установок возле иранской границы, у Дохи не было другого выхода как поддерживать хорошие отношения с Тегераном. Она также может обратиться за помощью к Турции или России. Последней Катар уже помог с продажей доли в государственной компании «Роснефть».

Если дипломатический конфликт обострится, наиболее серьезным ударом для Катара станет потеря экспорта газа в ОАЭ через трубопровод Dolphin. Этот проект, которым владеет Total (24,5%), Occidental (24.5%) и инвестиционная компания Абу-Даби Mubadala (51%) транспортирует свыше 2 миллиарда кубометров газа ежедневно, а это четверть от объема, который потребляет страна. Около 200 миллионов кубометров газа в день проходят транзитом через ОАЭ в Оман. Последний еще не присоединился к эбарго.

Температура воздуха в Персидском заливе уже перевалила за 40 градусов по Цельсию. Поэтому потребление энергии для систем кондиционирования приближается к пику. В ОАЭ пока не так много вариантов замены газа, который он получает через трубопровод Dolphin. У страны есть порты для импорта сжиженного газа в Дубаи и Рувасе на западе Абу-Даби. Терминал в Рувасе, который был запущен в августе прошлого года, теперь кажется дальновидной осторожностью. Но два других терминала, вероятно, не будут принимать катарские танкеры со сжиженным газом, поэтому судам придется пройти через Оман, может и дальше. Но общий импорт сжиженного газа все еще не может покрыть объемы, которые ОАЭ получает через Dolphin из Катара. В это время остановка поставок даже ненадолго ради создания давления во время переговоров нанесет Катару большой удар, разрушив его давнюю репутацию надежного поставщика.

Когда Японии пришлось быстро искать энергетические поставки после аварии на электростанции Фукусима, Катар вступил в игру. Однако нынешний кризис может напомнить Токио беспокойства с 70-х годов относительно чрезмерной зависимости от поставок нефти и газа с Ближнего Востока. То же самое можно сказать и про Китай, который пытается диверсифицировать свои топливные источники.




Комментирование закрыто.