The Economist: За ростом цен на нефть стоит странная геополитика

ZN.ua

нефть

Странный парадокс заложил основу для недавнего роста цены на нефть до 60 долларов за баррель, которая стала самой высокой за два года.

С одной стороны, это подорожание частично отражает оптимизм относительно намерений стран ОПЕК и других производителей, таких как Россия, продлить действие договоренностей о сокращении ежедневной добычи. Ожидается, что они сделают это 30 ноября в Вене. А с другой — рост цен отражает и страхи, что региональная напряженность между Саудовской Аравией и ее партнерами по ОПЕК Ираном и Катаром углубится настолько, что это навредит поставкам из самого богатого на нефть региона мира.

Об этом пишет The Economist, добавляя, что напряжение в ОПЕК настолько высока, что чиновники из стран Персидского залива даже перестали использовать чат в WhatsApp, который они использовали для координации действий. Можно ли представить, что люди, которые даже не говорят друг с другом, продолжат действие жизненно важных договоренностей ради повышения цен? Короткий ответ: «Да».

На протяжении своей истории ОПЕК странным образом держался кучи, несмотря на интенсивные внутренние ссоры и даже конфликты. К примеру, Ирак вторгся в Кувейт в 1990 году. Одна из причин ждать продолжения действия соглашения о сокращении добычи — это тот факт, что по состоянию на прошлый месяц страны выполняли их на 96%. Это серьезный показатель, учитывая напряжение между суннитской Саудовской Аравией и ее шиитскими соперниками.

Но кроме ОПЕК и геополитики есть и другая причина, почему цены на нефть растут. Синхронное глобальный экономический рост означает, что спрос на энергоносители тоже будут расти. Международное энергетическое агентство недавно удивила рынок прогнозом, что высокие цены могут сократить потребление нефти в следующем году. Это возможно, но стоимость барреля до сих пор остается на уровне, в два раза меньшем своего пикового значения в 2008 году. Поэтому потребители не демонстрируют никакого желания экономить. Впрочем, рост глобального спроса и падение поставок ОПЕК может оживить сланцевую добычу в США.

С одной стороны, это подорожание частично отражает оптимизм относительно намерений стран ОПЕК и других производителей, таких как Россия, продлить действие договоренностей о сокращении ежедневной добычи. Ожидается, что они сделают это 30 ноября в Вене. А с другой — рост цен отражает и страхи, что региональная напряженность между Саудовской Аравией и ее партнерами по ОПЕК Ираном и Катаром углубится настолько, что это навредит поставкам из самого богатого на нефть региона мира.

Об этом пишет The Economist, добавляя, что напряжение в ОПЕК настолько высока, что чиновники из стран Персидского залива даже перестали использовать чат в WhatsApp, который они использовали для координации действий. Можно ли представить, что люди, которые даже не говорят друг с другом, продолжат действие жизненно важных договоренностей ради повышения цен? Короткий ответ: «Да».

На протяжении своей истории ОПЕК странным образом держался кучи, несмотря на интенсивные внутренние ссоры и даже конфликты. К примеру, Ирак вторгся в Кувейт в 1990 году. Одна из причин ждать продолжения действия соглашения о сокращении добычи — это тот факт, что по состоянию на прошлый месяц страны выполняли их на 96%. Это серьезный показатель, учитывая напряжение между суннитской Саудовской Аравией и ее шиитскими соперниками.

Но кроме ОПЕК и геополитики есть и другая причина, почему цены на нефть растут. Синхронное глобальный экономический рост означает, что спрос на энергоносители тоже будут расти. Международное энергетическое агентство недавно удивила рынок прогнозом, что высокие цены могут сократить потребление нефти в следующем году. Это возможно, но стоимость барреля до сих пор остается на уровне, в два раза меньшем своего пикового значения в 2008 году. Поэтому потребители не демонстрируют никакого желания экономить. Впрочем, рост глобального спроса и падение поставок ОПЕК может оживить сланцевую добычу в США.

Источник: ZN.ua




Комментирование закрыто.