Социальная катастрофа на Донбассе: в обществе зреет ненависть к «ДНР/ЛНР»

Нyser

Донбасс

На оккупированном Донбассе все сильнее зреет недовольство масс, плавно переходящее в ненависть.

Регион, изувеченный войной, стоит на пороге голода и социальной катастрофы, пишет Нyser.

Пенсионеры в ужасе

Несколько дней глава «пенсионного фонда ДНР» Галина Сагайдакова заявила, что украинские хакеры взломали и заблокировали базу получателей «пенсий» на оккупированных территориях. Вскоре базу удалось «частично восстановить», как сообщили в «пенсионном фонде ДНР». Но вот незадача: не удалось восстановить всю информацию в полном объеме. «Свыше 670 тысяч человек в текущем месяце получат свои выплаты, однако зафиксированные по состоянию на 1 июля 2016 года, без надбавки в 10% процентов», – отметила Сагайдакова.

В хакеров мало кто поверил. База получателей социальных пособий от «ДНР», которые упорно именуются «пенсиями» из-за их привязки к размеру украинской официальной пенсии, – не такой уж секрет. И за почти два года выплат узнать, кто получает эти деньги, не составило бы труда без всяких хакерских взломов.

«Все пенсионеры, узнав о потере 10%, пришли кто в ужас, кто в ярость. Чего только не высказали они и в адрес Захарченко, и Пушилина, и Басурина – в общем, знакомые все лица. Основная тональность «Да пусть нас быстрее Украине вернут и все будет как раньше»! Слышать от тех, кто бегал на референдум и призывал Путина ввести войска такое – конечно, это показатель. Показатель того, как «денеерские» бандиты уже всем осточертели!» – рассказал житель Донецка Егор Лакомов.

«Броситься на автоматы мы не сможем»

Остатки терпения людей добивают и бесконечные митинги, на которых их сгоняют, не спрашивая согласия. Митинг против Украины, против Евросоюза, против ОБСЕ – тематика не очень разнится, а выступающие не особо меняют тексты своих речей.

«Добивает то, что нас возят как подставки для транспарантов и флажков в рабочее время. Сын-студент за неполные полтора месяца занятий уже трижды выгонялся на митинг. У них это называется «постоять за зачет». Они понятия могут не иметь, по поводу чего собрались, но раз зачет поставят – почему бы и нет», – рассказала луганчанка Юлия Федорук.

Хождение по списку, мизерные зарплаты и начальство, которое ценит в сотрудниках не профессионализм, а «правильную» идеологию заставляют дончан окончательно отторгать «республику» в душе.

«Не обращать внимания уже не получается. Уже у тех, кто считал, мол, лишь бы война закончилась, а там будь что будет, лишь бы деньги платили за работу, – есть четкая позиция. Никаких «днров» нам не надо тут. Увы, мы не сможем броситься на автоматы боевиков и выгнать их из города. Но мы сможем объяснить своим детям, что к чему, и не дать запудрить мозги подрастающим поколениям», – поделилась дончанка Надежда Кудинская.

Эксперты подтверждают: мирные жители не смогут противостоять вооруженным боевикам, однако свое предназначение они могут выполнить.

На оккупированном Донбассе все сильнее зреет недовольство масс, плавно переходящее в ненависть. Регион, изувеченный войной, стоит на пороге голода и социальной катастрофы.

«Дончане не трусы и не слабаки, они запуганы войной, морально раздавлены и очень уставшие. С одной стороны, их буквально изживает так называемая «ДНР», с другой – украинские власти также не спешат облегчать им жизнь, устраивая ад на блокпостах и с законно заработанными пенсиями. Но в день освобождения Донецка именно эти люди встретят армию своей страны. Это очень важно, чтобы было кому встречать!» – подчеркнул военный эксперт Георгий Салманишвили.

«Скажи спасибо, что не спалили»

Боевиков и их приспешников все больше ненавидят с каждым днем. Жители оккупированных территорий рассказывают, что стараются не оказывать какие-нибудь услуги боевикам так называемой «ДНР», а если и приходится, то оплату за работу стараются брать заранее.

«У нас было несколько случаев, когда наши клиенты попросту уходили не расплатившись, – рассказывает администратор банного комплекса Евгения. – То есть, приходило несколько человек в камуфляже. Парились. Выпивали. А потом одевались и на выход. Я им: «Ребята, а деньги?», а они: «Скажи спасибо, что баню не спалили». И ржут как кони. Что я им скажу? Второй раз уже другие пришли – напились, за ними потом друзья приехали. Вместо оплаты сели в машину и уехали. После этого приходится со всех новых клиентов брать деньги только вперед».

Даже сами боевики признают тот факт, что местное население вовсе не так пылко поддерживает т.н. «ДНР», как об этом рассказывают по телевизору.

«Многие, кто приезжал из России, и воевал за идею, больше не хотят сюда возвращаться, – рассказал дончанин Кирилл Буча. – У меня сосед служит в какой-то военной структуре «ДНР». Так он рассказывает, что россияне жалуются, мол, это не их война, а местное население вовсе не так радушно их встречает как показывают по российским каналам. А после того как местные гопники поколотили несколько вояк – некоторые даже боялись в одиночку покидать расположения своих частей и по городу перемещались в гражданском».

Вместе с тем в социальных сетях местные жители пишут, что дончане не стремятся оказывать помощь людям в камуфляже оказавшимся в сложной ситуации. «На улице Артема видел безногого орка (боевика. – прим.) с поломанным костылем. Он лежал на грязных ступеньках и плакал. А мимо равнодушно шли люди», – написал очевидец.

В сухом остатке – нищета

«Похоже, эра бабушек на площади Ленина, осеняющих крестами боевиков-мусульман перед отправкой в аэропорт (известное событие лета 2014 года. – прим.), бесславно закончилась, – подытожил житель шахтерской столицы Семен Левченко. – В сухом остатке мы имеем полуразрушенный город, людей, нищающих с каждым днем все больше, страшные цены на продукты. Я сходил в магазин, вот чек: гречка – 93 рубля (38,5 грн) за кило, сахар – 50 рублей (20,7 грн), яйца по 55 рублей (22,8 грн). Полюбовался на куриное филе по 250 рублей (103 грн) – купить уже совесть не позволила. Вместо кофе (240 рублей за 75-граммовый пакет) взял цикорий за 46 рублей (19 грн). Колбасу так и не смог выбрать – от 327 рублей (135 грн) до 600 (248 грн), «кусается» колбаска. Копеечная «кровянка» по 160 рублей (66 грн) – уму непостижимо!»

Дончанин говорит, что цены на мясо давно уже перепрыгнули отметку в 300 рублей (124 грн) за килограмм, и оно окончательно стало недоступным для стариков и бюджетников. Рыба тоже демонстрирует чудеса, прибавляя в ценнике по паре рублей каждый день. Сейчас обычный свежий пеленгас стоит от 180 до 240 рублей за кило (74 – 99,5 грн). Выживать при таких ценах становится все труднее, и всю злость за повальную нищету дончане направляют в адрес оккупировавших город боевиков.




Комментирование закрыто.