Силовики пытали «украинского диверсанта», надев ему на голову пакет, — российский журналист

События Крыма

Евгений Панов

Сотрудники ФСБ выложили в сеть запись допроса арестованного в Крыму «украинского диверсанта» Евгения Панова, которая служит доказательством совершенного ими же самими преступления.

Такое мнение российский журналист Евгений Левкович высказал на своей странице в Фейсбук, пишут События Крыма.

Как отмечает Левкович у себя в «Фейсбуке», судя по видео, украинца серьезно пытали, а часть показаний он давал под диктовку следователя.

«В силу своей предыдущей профессии я видел множество допросов подозреваемых. Точно более ста. Понятно, что допрос, тем более подозреваемого в особо тяжком преступлении – это не собеседование о приеме на работу. Это крайне жесткая «беседа», в 99,9 процентах случаев сопровождающаяся угрозами, шантажом и физическим насилием. И понятно почему. В противном случае получить какие-либо показания, хоть правдивые, хоть нет, просто невозможно. На свете почти нет идиотов (я для них, так уж и быть, оставлю 0,1 процента) которые просто так, по доброй воле, признавали бы свою вину, подписывая себе тем самым пожизненный, или близкий к тому, срок», – пишет журналист, отметив при этом, что не оправдывает тех, кто применяет насилие, а просто констатирует факт.

«Тем не менее, даже при этих изначально закладываемых расходах, такого измочаленного человека, как подозреваемый в подготовке терактов в Крыму, я не видел давно. Сотрудники ФСБ «молодцы», конечно. То в пробирки по-нормальному нассать не могут, то выкладывают в сеть такую «запись допроса», которая может служить разве что доказательством совершенного ими же самими преступления», – иронизирует Левкович.

По мнению журналиста, Панова душили надетым на голову пакетом – отсюда и абсолютно отекшее лицо, губы и тяжелое дыхание, что можно наблюдать на видео.

«Нет сомнений, что с Пановым, чтобы получить от него все необходимое, работали долго. Запись допроса длится всего 5 минут 33 секунды, но даже за это непродолжительное время – девять монтажных склеек. Мало того, несколько раз меняется положение камеры и освещение. В речи подозреваемого при этом вполне соблюдены стройность и хронология. Это значит, что Панов только в этом, отдельно взятом кабинете неоднократно отвечал на одни и те же вопросы, но на некоторые, видимо, отвечал не так, как надо ФСБ, или что-то «путал», и приходилось куски переписывать», – отмечает журналист.

Он также обращает внимание на кусок записи с 0:22 по 0:36.

«Детально видно, что Панов произносит текст, заранее согласованный и отрепетированный с дознавателем. Панов говорит, что «проходил службу в зоне АТО с августа 2014-го по август 2015 года» – и спокойно на этом останавливается, но после двухсекундной паузы и недовольного вздоха (просто вздоха) дознавателя кивает ему в ответ головой и продолжает: «а, в составе 37-го отдельного мотопехотного батальона». Не хватает только: «Простите, концовку забыл». Склейки есть даже посреди предложений. Например, с 0:48 по 0:49. «Был приглашен в Киев (склейка), объяснили, что создается группа». Такую топорную работу я, признаться, вообще вижу впервые», – подчеркнул Левкович.

Он добавил, что на записи с 2:08 по 2:09, перед тем как ответить на вопрос «Какие задачи были поставлены перед вами?», Панов вначале сидит в относительно раскрепощенной позе, а затем его взгляд становится испуганным, а левая рука опирается на левую ногу и периодически съезжает под давлением тела.

«Либо Панов настолько «устал», что вынужден сам себя поддерживать даже в таком положении, либо у него что-то с левой ногой, и он ее трет. Возможно, нога измучилась бегать в поисках места закладки тротила, а возможно, по ней просто больно били. Всем этим я не делаю выводов о вине или невиновности Панова. Как я уже сказал выше, сам факт применения физического насилия не отменяет возможной вины подозреваемого. Мог ли Панов что-то подобное замышлять? В теории – за ради бога. Будь я отчаянным на всю голову украинским патриотом, планирующим во что бы то ни стало отомстить оккупационной власти, я бы в первую очередь замышлял отправить на воздух именно что паромную переправу с нефтебазой. Не думаю, правда, что я бы советовался по этому поводу с министерством обороны», – заявил Левкович.

Журналист еще раз подчеркнул, что запись допроса крайне топорно смонтирована и полную версию сотрудники ФСБ не показывают.

«Как минимум часть показаний Панов давал под диктовку следователя (или кто там ему вопросы хорошо поставленным командным голосом задает). К Панову применялись методы физического воздействия. И еще я уверен, что история с «крымскими диверсантами» – это что-то совсем нехорошее и далеко идущее. Как Надежда Савченко в свое время стала для Кремля ценной разменной монетой, так диверсанты станут козырной картой в несоблюдении Россией минских договоренностей. Уже стали», – подытожил он.

Напомним, 10 августа в ФСБ заявили о предотвращении террористических актов в Крыму, якобы подготовленных Главным управлением разведки Министерства обороны Украины.




Комментирование закрыто.