Российские танки, как в тире, расстреляли раненых: Иловайский котел глазами выживших

Тиждень

Иловайский котел Батальон Донбасс раненный

18 марта 2015 года Служба безопасности Украины обнародовала доказательства российской военной агрессии на Донбассе, опубликовав небольшой фрагмент видео с пленными русскими танкистами и десантниками ВС РФ.

10 августа 2014 годя начались бои за Иловайск. Только 18-го бойцам батальона «Донбасс» удалось войти туда и закрепиться в районе школы, говорится в рассказе бойцов.

К Иловайску на помощь им постепенно прибывали батальоны спецназначения МВД «Днепр-1», «Херсон», «Свитязь», «Миротворец», «Ивано-Франковск». Несмотря на громкие названия, все они были немногочисленными — по несколько десятков человек в каждом. Самые ожесточенные бои развернулись вокруг железнодорожной станции и депо Иловайска, где оборону держали «Херсон» и «Миротворец», подразделения «Донбасса» и «Днепра-1».

24 августа, пока продолжались баталии в Иловайске, от границы в район поселка Кутейниково началась переброска российских войск. Сначала это были подразделения 98-й воздушно-десантной дивизии, затем 31-я десантно-штурмовая, 6-я танковая и другие бригады.

Долгое время украинское командование не подозревало о многочисленных российских регулярных войсках, которые были сосредоточены неподалеку Иловайска, а потому продолжало операцию по окружению Донецка. В резерве добровольческих батальонов были собраны части 51-й, 93-й механизированных, 17-й танковой бригад и нескольких частей территориальной обороны. Даже генерал Хомчак, командир сектора «Б», перенес свой штаб в село Многополье (южнее Иловайска), чтобы с переднего края управлять боевыми действиями.

Российские войска сполна воспользовались отсутствием разведки у украинской стороны: за двое суток они возвели несколько базовых лагерей, обустроили в лесопосадках и среди полей пушечные батареи, позиции для танков, пулеметные гнезда и другие огневые точки. Когда в ночь с 27 на 28 августа в направлении Многополья попыталась пройти ротно-тактическая группа нашей 92-й бригады, она была полностью расстреляны из пушек и минометов.

Утром 29 августа батальоны вышли из Иловайска и вместе с различными частями Вооруженных сил Украины собрались в Многополье. Бойцам сказали, что между украинским командованием и российской стороной достигнуто соглашение о выводе наших войск «зеленым коридором». Боевые части были разделены на две колонны, и они должны были двигаться каждая своей дорогой. «Днепр-1» и другие мелкие по количеству батальоны должны были выходить за батальонно-тактической группой 51-й бригады, «Донбасс» —за подразделениями 93-й.

Командование противника дождалось, когда вся «броня» продвинулась вперед, и начало отсекать гражданские машины с пехотой плотным огнем пушек и пулеметов. Командир батальона «Филин», который остался вместо раненого Семенченко, проскочил Червоносельское вслед за 93-й бригадой. Российские танки, как в тире, стреляли по машинам с белыми флагами и красными крестами. Один из первых снарядов россиян попал в карету скорой помощи, следующий — в КамАЗ, в котором ехали раненые.

Из других машин «донбассовцы» открыли плотный огонь из автоматов по посадкам, в которых были окопы десантников. Позже свидетели видели там лужи крови и немало использованного перевязочного материала.

С «Донбассом» остались одна БМП и пожарная машина с Иловайска. На окраине Червоносельского был уничтожен пулеметный расчет Утес: там осталось, по меньшей мере, трое погибших. Из документов, найденных возле тел, следовало, что это были военнослужащие 31-й десантно-штурмовой бригады.

В кабине пожарной машины сидел командир 1-й роты «Донбасса» «Тур». На окраине Червоносельского он увидел танк, который целился в другой КамАЗ с ранеными. Пожарная машина закрыла собой раненых. «Тур» бросился наперерез. Боец «Ред», который сидел с РПГ-7 на крыше пожарной машины, надеялся первым выстрелить в танк. Как считают товарищи «Реда», его оружие дало осечку —танкисты ударили первыми. Героическая команда пожарной машины во главе с «Туром» в количестве шести человек погибла.

Между тем автобусы и легковые машины с «донбассовцами» быстро въезжали в Червоносельское. Российские солдаты, которые там находились, были совершенно обескуражены. Четверо из них, двое танкистов и двое десантников, попали в плен. Танк Т-72 этих воинов стоял неподалеку и был захвачен «донбассовцами», но третий член экипажа успел вывести его из строя и убежать.

Разведка «Донбасса» быстро продвинулась на другую окраину села, где обнаружила танки Т-72, несколько боевых машины десанта (БМД) и один БТР. Трое бойцов батальона: «Усач», «Брест» и «Бугор», пробираясь балкой, отправились «охотиться» на эту технику. Экипаж одного из танков просто обедал рядом со своей боевой машиной. Его смели автоматным огнем. Во второй россияне заскочили, но завести его не успели: «Усач» выстрелил по нему из РПГ. Боевая машина загорелась, экипаж так же быстро выпрыгнул из нее. Еще через несколько секунд взорвался боекомплект: башня отлетела на несколько метров и корпус танка разорвало. Другие четыре Т-72 просто бежали из Червоносельского и курсировали поблизости.

На окраине села герои захватили также исправную русский боевую разведывательную машину десанта, которую Брест пригнал в расположение батальона. Были там и раненые русские солдаты, в том числе один сильно обгоревший танкист. Их присоединили к другим четырем пленным.

«Заноза» снял на мобильный телефон два танка Т-72: один захваченный, второй уничтоженный. Кроме того, вместе с «Лексом» и «Немцем» они допросили, записывая все на мобилку, четырех российских солдат. «Заноза» пытался перебросить материал в Интернет, но связь в Червоносельском была только в хорошо простреливаемом месте. Поэтому сбросить фото и видео ни на один сайт не удалось.

День и вечер 29 августа прошли в перестрелках и попытках переговоров с российскими военными. Во время очередных переговоров договорились, что жители Донбасса заберут погибших с дороги Многополье — Червоносельское. Но только один из них вышел на поле, как упал от вражеской пули. Несмотря на это, несколько бойцов под руководством санитарки Алины самоотверженно выносили раненых в село.

Вечером россияне попросили отдать им их «трехсотых». Было договорено, что они возьмут для оказания медицинской помощи и раненых «донбассовцев». Приехали два российских КамАЗа, но забрали только своих…

Батальон «Донбасс» находился в полном окружении. Посчитали потери: оказалось, что только погибших более 40. Военнослужащие различных частей в Червоносельском преимущественно были настроены пессимистично и планировали сдаться. К вечеру 29-го «донбассовцам» во время телефонных разговоров еще обещали прислать подмогу. Затем абоненты, по которым они звонили, просто перестали отвечать.

Утром 30 августа бойцы еще надеялись на подкрепление. Примерно в 12 часов начался обстрел села. Опять появились погибшие. Поэтому «донбассовцы» и солдаты Вооруженных сил Украины решили сдаться. Почти все уничтожили или закопали свои мобилки, документы, ценные вещи. «Заноза» также ликвидировал свой мобильный телефон, а флешку спрятал как можно глубже в кармане.

«Капитуляцию» под Червоносельском принимал некий российский подполковник-десантник. В общем показалось чуть более 100 бойцов «Донбасса» и более 250 военнослужащих ВСУ. Кроме того, было 40 или 50 раненых, в основном «донбассовцев». Разоруженных воинов повели полями куда-то в направлении Кутейниково. Впереди двигалась российская боевая машина пехоты. Когда она приближалась к какой посадке, то давала сигнал зеленой ракетой. В ответ стреляли двумя или тремя такими же. Вся техника РФ была с белыми кругами и белыми флагами. Солдаты все имели белые повязки на руках или плечах.

На полях и в посадках было немало этой техники, в основном накрытой маскировочными сетками. Но, проходя мимо одного поля, «донбассовцы» насчитали аж 27 «Нон» (самоходно-артиллерийских установок, используемых десантными частями), расставленных на открытом месте в шахматном порядке.

Пленники шли около 7 км. Тяжелораненых везли на КамАЗе, те, кто отделался легкими повреждениями, шагали рядом. Ночевали посреди бахчи. Арбузами поужинали и позавтракали. Вечером 30-го и утром 31 августа умерли от ран двое бойцов батальона «Донбасс».

31-го КамАЗ с ранеными и солдатами ВСУ забрали россияне и, как оказалось позже, передали украинской стороне. С солдатами пошли и некоторые уцелевшие воины батальона. Остальные была переданы отряду боевиков «Моторолы», которые приехали за «донбассовцами» с грузовиками и микроавтобусами. Всех пленных тщательно обыскали. Позже так же тщательно «шмонали» еще три или четыре раза.

Уже находясь в помещении бывшей донецкой СБУ, «Заноза» передал флешку с записью «Лексом». Тот сначала спрятал ее в неисправной розетке, а затем зашил себе в рубец на одежде. Поэтому она пережила весь многомесячный плен.

Интересная вещь: боевики, охранники пленных в том здании, отказывались верить, что бойцов «Донбасса» пленили российские войска. Они до конца остались уверенными, что вся Иловайская история — дело рук таких, как они.

«Лекса» освободили из плена аж 31 января 2015 года. По согласованию с «Занозой» и «Немцем» он передал видео и фотоматериалы в Службу безопасности Украины, но с условием, что их обнародуют только после того, как выйдут на свободу еще несколько воинов-«донбассовцев».

Кроме того, «Лекс» и «Заноза» хотели, чтобы видео было выложено с их комментариями, в которых они особенно стремились подчеркнуть, что они с пленными обошлись максимально гуманно, тогда как боевики издеваются над украинскими бойцами. Первую договоренность руководство СБУ выполнило, а вот о второй как-то забыли. Но, несмотря на это, герои остались живы и здоровы, а ценные показания о российской военной агрессии были спасены и теперь их постепенно обнародуют.

К сожалению один из бойцов Евгений Тельнов, с позывным «Усач» погиб в бою под Мариуполем 15 февраля 2015 года, пишет издание.




Комментирование закрыто.