Россия хочет внушить, что закон нарушают другие государства, — Les Echos

InoPressa

Кремль

Эммануэль Гайяр — один из самых известных в мире французских адвокатов. 28 июля 2014 года он добился от арбитражного суда в Гааге решения обязать российское государство выплатить 50 млрд долларов бывшим акционерам «ЮКОСа».

В интервью изданию Les Échos он комментирует статью проекта «второго закона Сапена», имеющую целью ограничить конфискации имущества иностранных государств, практикуемые во Франции, сообщает InoPressa.

Как полагает журналистка Les Échos Изабель Куэ, «статья 24» непосредственно поможет России, имуществу которой во Франции по-прежнему угрожают бывшие акционеры нефтяного концерна, все еще ожидающие своей компенсации.

По словам Гайяра, действующая с 2004 года конвенция ООН не предполагает предварительного судебного разрешения для того, чтобы начать конфискацию. «Это требование, которое предлагает ввести статья 24, помешает любой конфискации активов, которые иностранное государство может быстро переместить: самолеты, корабли, суммы денег».

«Вопреки тому, в чем нас хотят убедить, Франция не слишком дружелюбное место для исполнения приговоров против государств. В нашей стране возможности для осуществления конфискаций уже очень узки», — указывает адвокат.

Россия пытается утверждать, что Франция нарушает международное право, отмечает Гайяр. «В ходе процедур опротестования конфискаций Россия не постеснялась утверждать, что выполнение Францией судебного решения по «ЮКОСу», на ее взгляд, является экспроприацией, за которую Франция может понести ответственность. Аргумент абсурдный и характерный для отношения Российской Федерации, которой нравится менять роли местами. Но Российская Федерация пошла еще дальше: в вербальной ноте от 6 марта 2015 года, адресованной посольству Франции, российский МИД указывает, что конфискации во Франции противоречили бы духу и букве международного права, и подчеркивает, что Москва сделает ответный ход против Франции, ее граждан и ее организаций. При этом МИД РФ настаивал, чтобы французское посольство довело эту ноту до сведения французских судов. Это называется угроза, — заявил адвокат. — Мы находимся во власти силы, а не права. Россия хочет нас убедить, что это другие государства нарушают международное право».

По мнению Гайяра, от введения нового требования больше всего пострадают французские компании, которые ведут переговоры с иностранными государствами. «Чем больше укрепляется иммунитет этих государств, тем больше девальвируются требования компаний», — подчеркивает он.

Как отметила журналистка, в тексте законопроекта говорится, что в качестве предварительной меры могут быть конфискованы только коммерческие активы, связанные с деятельностью компании, участвующей в процедуре. Гайяр в ответ на это призвал к осторожности: «Преследуемые государства часто передают под контроль якобы обособленных организаций принадлежащие им активы». По отношению к защите таких организаций адвокат настроен скептически.




Комментирование закрыто.