Разобщенные США и Европа не заставят Россию отказаться от реваншизма, — The National Interest

ZN.UA

Россия США ЕС

Споры в Вашингтоне о роли России в попытке повлиять на исход выборов президента США — это часть гораздо более широкой проблемы. Главным вопросом остается, как ответить на долгосрочную кампанию Москвы, нацеленную на запугивание соседей, дестабилизацию Европы и подрыв НАТО. Националистическая и реваншистская Россия, разделенная и шаткая Европа, а также невнимательные и непредсказуемые США создали беспрецедентные и опасные обстоятельства.

Об этом на страницах аналитического издания The National Interest пишет главный советник президента США от центра RAND Брайан Майкл Дженкинс, передает ZN.UA.

Он напоминает, что российский президент Владимир Путин хочет, чтобы Запад относился к России как к супердержаве, а также признал ее право на свою так называемую «сферу влияния» и вообще на возвращение территорий бывшего СССР. Эти реваншистские настроения усилены его страхом перед массовыми протестами, вроде революций в Украине и Грузии, которые в Кремле называют цветными.

Надежды Запада, что демократическая Россия со свободной рыночной экономикой сможет интегрироваться с западными институтами и стать партнером НАТО не оправдались. Несмотря на все попытки добиться такого сотрудничества Путин до сих пор видит в НАТО врага, что стало постоянной темой для российской пропаганды. Альянс серьезно расширился после распада СССР. И Кремль считает вступление Украины, Грузии или Молдовы в оборонительную организацию «актом агрессии». Чтобы навязать свою «сферу влияния» на пространстве от Прибалтики до Болгарии, Путин хочет убедить все страны на этой территории, что НАТО не может и не будет их защищать.

Кремль считает, что он сможет ослабить и без того пошатнувшееся европейское единство и западный альянс, если эти страны будут оставаться слабыми. Эксперт напоминает, что Москва остается ядерной силой и модернизирует свой стратегический арсенал, так же как и обычные войска. «Москва применит силу, если увидит, что сможет сделать это безнаказанно, как в Грузии и Украине», — говорится в статье.

Но российские стратеги понимают, что политические инструменты ведения войны, такие как пропаганда, экономическое давление и финансирование лояльных иностранных групп и партий, могут быть дешевым способом достичь целей. Эти техники не новые. Во времена СССР они назывались «активными мероприятиями». Путин и его соратники продемонстрировали навыки конфронтации, не прибегая к войне. Они использовали факт, что США, занятые войнами в Афганистане и на Ближнем Востоке, потеряли бдительность.

Пока не понятно, что новая администрация в Вашингтоне собирается делать с российским реваншизмом. Очевидно, что существуют расхождения во взглядах между президентом и членами его партии в Конгрессе. Кроме того, существуют доказательства, которые указывают, что разрыв между Дональдом Трампом и назначенными им же людьми на ключевые должности в администрации тоже будет расти. Отправка солдат из США и других стран в Польшу, Норвегию, страны Балтии и другие страны, встревоженные российской агрессией, символически указывает на благосклонность Запада к своим союзникам. «Но сопротивление российскому воздействия, которое распространяется через экономическое давление, коррупцию, захват чужих территорий, требует кое-чего большего, чем развертывание батальонов НАТО. Нужны коренные изменения политической стратегии ЕС и США», — говорится в статье.

По мнению Дженинкса, возможны несколько сценариев развития событий. ЕС может не справиться с агрессивным поведением из-за внутренних недоразумений, вызванных наплывом беженцев, экономическими проблемами и отсутствием согласия в вопросе, как поступить с отношениями с Россией. А США в это время тоже могут сосредоточиться на собственных проблемах. Это даст Москве пространство для усиления своего влияния и дальнейшего агрессивного поведения. Более оптимистическому сценарию было бы объединение политической воли США и Европы для противостояния или хотя бы сдерживания российского реваншизма. «Это не значит загнать Россию в угол, начертить «красные линии» или возобновить Холодную войну. Это значит развить арсенал инструментов для решения более сложных вызовов», — говорится в статье.

Трамп как бизнесмен убежден, что он сможет заключить сделку с Путиным. Возможно, что это так. Европейцы боятся, что такая сделка развяжет Путину руки в странах, которые он считает российской «сферой влияния». Проблема подхода к дипломатии как к бизнесу заключается в том, что он базируется на обмене, в то время как альянсы и отношения требуют постоянного внимания и укрепления. Соглашения с иностранными правительствами — это не покупка и продажа. Они постоянно требуют бдительности, механизмов влияния и штрафов за неисполнение договоренностей. А это, в свою очередь, требует силы и решимости.

Все же западные союзники и Россия могут добиться через диалог и компромисс более конструктивных отношений, когда Москва станет менее параноидальной, менее агрессивной силой, которая уважает суверенитет своих независимых постсоветских соседей. Такое изменение в подходе кажется возможным в очень далекой перспективе. А если Европа и США останутся неорганизованными и уязвимыми, его вряд ли удастся добиться.




Комментирование закрыто.