Радикалы в ЕС симпатизируют Путину из-за общей враждебности к США, — The Guardian

ZN.UA

Владимир Путин27

Несмотря на все разговоры о влиянии России на политику в Европе, добиться понимания и ощущения сбалансированности очень трудно.

Утверждать, что режим Владимира Путина спроектировал подъем популистских сил на континенте было бы преувеличением или даже вообще не правдой. Об этом в редакционной статье пишет The Guardian, передает ZN.UA.

Британское издание напоминает, что праворадикальный «Национальный фронт» во Франции был создан еще в 1972 году, за долго до того, как Путин пришел к власти. Австрийская «Партия свободы» зафиксировала свой первый успех на выборах в 2000 году, во времена, когда российская внешняя политика ставила целью добиться взаимопонимания с ЕС. К тому же не все европейские популисты хвалят Путина. Правящая в Польше партия «Право и Справедливость» постоянно критикует российского лидера. Путин не создал радикальные группы по всей Европе, но это и не означает, что многие из них не аплодируют ему.

Российское взаимодействие с Европой на самом деле стало трудно анализировать без учета большого количества ниточек, которые Москва создала в Европе, а также идеологического влияния на европейские выборы. Учитывая, что в этом году европейцы пойдут голосовать, стоит холодно оценить способность России влиять на этот процесс. Двойная ловушка заключается в том, что нельзя переоценивать и недооценивать силу «руки Москвы». Сейчас Кремль не руководит сетью дружественных партий по всей Европе, как это было во времена Холодной войны.

Сегодня на повестке дня Москвы нет глобальной коммунистической революции, так же как и у ее симпатиков. Если популистские партии и политики в Европе действительно симпатизируют России, то причины этого гораздо сложнее, чем раньше. И это происходит в совсем другой среде. На протяжении последних лет агрессивный национализм и ультраконсервативные заявления Путина сблизили его с «правыми» радикальными движениями в Европе. И эта взаимная симпатия основывается не на культурной схожести, а на общей нелюбви к Западу. Тактический оппортунизм превратился в странную форму идеологической близости.

Безусловно, Москва получила выгоду от подъема радикальных движений, которые идеализируют сильных лидеров и верят, что исламские иммигранты представляют угрозу. Радикалов, которые отвергают культурную либерализацию, сравнивая при этом экономическую интеграцию с отказом от суверенитета. От Марин Ле Пен до лидера венгерской партии «Йоббик» — в Европе хватает «правых» популистов, которые публично поддерживают Путина. Все это вышло на поверхность после того, как Россия устроила военное вторжение в Украину в 2014 году. Но и из-за ряда причин поклонники Путина нашлись и среди «левых» групп, таких как Алексис Ципрас в Греции, которые критиковали санкции против России.

С этой точки зрения, можно сказать, что критики глобального капитализма находят общие позиции с российскими олигархическими структурами власти. Документально доказать связь между Москвой и европейскими популистами — задача не из легких. Существует много подозрений относительно финансовых связей, но редко когда они подтверждаются или признаются. Поддержка со стороны России в основном становится очевидной, учитывая тон риторики ее пропагандистской машины.

Также некоторые радикальные группы в 2014 году отправили своих «наблюдателей» на так называемый «референдум» в Крым. И это тоже кое о чем говорит. Также недавно австрийская «Партия свободы» подписала соглашение о сотрудничестве с российской «Единной Россией». А итальянская партия «Движение пяти звезд» тоже думает присоединиться к ним.

Кремль пытается получить выгоду везде, где возможно, Европейские популисты, «правые» и «левые», оправдывают дестабилизационные поступки Путина в Украине и Сирии, потому что их мировозрение в целом построен на критике США. Разделяя российскую враждебность к ЕС, они приписывают войну в Украине к неудачам Запада. Но фактические популистские союзники Путина в Европе все равно не объединенная группа. «Левые» радикалы, которые критикуют НАТО и глобализацию, вдруг оказались рядом с ксенофобами и авторитаристами. Это тот случай, когда радикализм играет на руку России.




Комментирование закрыто.