Минобразования заставит детей «стучать» на родителей и друзей



В 43-страничном паспорте множество разделов. Какие-то из них заполняет сам школьник, а какие-то педагоги и медработники. Причём, львиная доля сведений никакого отношения к здоровью ребёнка не имеет. Например, ученик должен вклеить фотографию или рисунок своей комнаты, написать, один ли он в ней живёт или же с братьями-сёстрами и родителями. Кроме того, необходимо перечислить всех своих родственников до третьего колена и сообщить полученное ими образование, их должности, а также домашние, рабочие и мобильные телефоны, сообщает ВИА-МИДГАРД

Более чем странно выглядит требование указать обстановку в семье — “благополучная” или “конфликтная”.

Аномалиям в паспорте уделено изрядное внимание. Есть ли в семье люди с ограниченной двигательной активностью? Есть ли тяжелобольные? Какие вредные привычки у членов семьи? А какие у самого школьника?

В паспорт заносятся и такие сведения, которые особо ценятся на Западе компаниями-производителями пищевых продуктов… и за сбор которых в недобровольном порядке они подвергаются судебным преследованиям. Школьник должен на протяжении 11 лет сообщать, сколько и каких продуктов (дан список из 34 пунктов!) он съедает в день, в неделю или месяц.

К частным сведениям, которые должны вноситься в паспорт, относится и перечисление друзей, и приоритетный список интересов, и почасовой график дня: сколько времени тратится на те или иные занятия.

Что же касается непосредственно медицинского раздела паспорта, то он содержит подробный перечень хворей, которыми школьник либо переболел, либо болеет продолжительное время. Тут и корь с коклюшем, и проблемы с сердцем, печенью, лёгкими, и черепно-мозговые травмы с припадками, и энурез.

Венчают сей документ психические и психологические характеристики школьника, где оцениваются такие его свойства, как память, мышление, внимание, воображение, коммуникабельность, агрессивность, смелость, беспомощность, обидчивость, благоразумие, самоконтроль, правдивость, настойчивость, трудолюбие, шизоидность, истероидность…

Излишне говорить о том, паспорт здоровья школьника, а если говорить по существу – то вся конфиденциальная информация о ребёнке и его семье, которую нормальный человек не доверит даже близким родственникам, станет доступной для неконтролируемо большого круга людей (в нашей стране её в лучшем случае не будут продавать на каждом углу).

А с учётом того, что совсем скоро в России будет внедрена практика ювенальной юстиции, о реалиях которой все наслышаны, то ситуация становится совсем тревожной. Представьте только какие возможности этот документ даёт для выявления семей, где “есть к чему придраться”, чтобы отобрать детей у родителей. А также для выявление детей, наиболее подходящих для изъятия с целью усыновления или донорства по необходимым для заказчика параметрам.

В “пилотных” российских регионах, где ювенальные судьи уже приступили к своим обязанностям, у абсолютно нормальных родителей, которые любят своих детей и, как могут, заботятся о них, детей уже изымают (по сути, лишь за то, что они не вписались в рыночные отношения). Недаром агентства, желающие поживиться на их “коммерческом усыновлении”, десятками открываются в России, не привлекая к себе лишнего внимания.

Изучив данные о здоровье (а в паспорте есть даже сведения о состоянии зубов, что напоминает о временах работорговли, когда внешний вид + состояние зубов были основным критерием для оценки раба), и сделав вывод, насколько семья в состоянии отстаивать свои интересы (сведений из паспорта достаточно для того, чтобы оценить как материальное благополучие, так и социальный статус родителей и родственников ребенка) можно выбрать по этому документу ребенка, обладающего достаточно хорошим здоровьем, устойчивой психикой и развитым интеллектом, но при этом из малообеспеченной или социально слабой семьи. Что ждёт такого ребёнка – продажа за границу (будем называть вещи своими именами) или того хуже – можно только догадываться. Очевидно одно: лишиться родной матери для ребёнка – страшнее любого недоедания, не говоря уже о семейных неурядицах (в какой семье их нет?!)

Зададимся вопросом: насколько инициатива Минобразования соответствует российскому законодательству? Напрямую она противоречит сразу двум статьям конституции. Пункт 1 статьи 23 гласит: “Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени”. Очевидно, что сведения о телефонах и должностях ближайших родственников, а также сведения о нравственном климате в семье и о наличии тяжелобольных родственников составляют семейную тайну. И принудительное внесение всех этих данных в паспорт противозаконно. Ну а под понятие личной тайны попадает вся медицинская информация о ребёнке. В пункте 1 статьи 24 говорится: “Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются”. Паспортный проект предполагает не только сбор и хранение, но и использование и распространение. Поскольку все эти данные будут передаваться в министерство для проведения мониторинга. Эти две статьи настолько неприкосновенны, что даже при введении в стране чрезвычайного положения, как говорится в статье 56 Конституции, их действие не может быть ограничено.

Но нужно быть слишком наивными, чтобы не понимать – если подобная инициатива возникла, значит ей дан зелёный свет на самом высоком уровне. По сути, речь идёт о введении тотального контроля над гражданами (предлагаемый “паспорт здоровья школьника” более уместно было бы назвать “досье”). А значит, те силы, которые стоят за этим процессом – оправдают благими намерениями всё что угодно.

Ситуацию прокомментировала директор Института демографической безопасности Ирина Медведева:

“Меня просто ужаснул паспорт здоровья, который намереваются ввести в каждой школе. Причём, с первого класса. Это выглядит просто ужасающе со всех точек зрения. Появление этих паспортов воспитает только трусов, которые будут думать только о своём здоровье, обращать внимание на каждый свой чих. Когда ребёнка просят фиксировать каждый день разные аспекты своего здоровья, то он фиксируется на отклонении своего здоровья. К чему это приводит? Я это хорошо знаю, как клинический психолог. Это приводит к психосоматическим неврозам…

Я боюсь, что также будут доставляться эти сведения и в международное агентство усыновления. Сначала за плохие привычки и плохие квартирные условия, о которых ребёнок наивно сообщит в своем дневнике, будут отбираться родители, потом детей начнут передавать более “достойным”, у которых нет вредных привычек, у которых хорошие квартирные и материальные условия, у которых все в порядке с рационом питания. Как видите, тут прямо сказано – школьник должен указать свой рацион питания. Значит, если рацион питания будет сочтен недостаточным, то это тоже будет основанием изъятия ребенка у родителей. Со всех сторон документ ужасающий. Разве такие дети захотят трудиться, совершать подвиги, защищать Отечество, служа в армии? И если потребуется идти на бой с врагом, они будут думать о своем здоровье, эти несчастные, трусливые существа, они будут прислушиваться к работе сердца, печени…”

Свою оценку происходящего дал учёный Евгений Гильбо:

“Ювенальная юстиция имеет целью не защиту прав ребёнка, а является инструментом социального контроля. Поскольку страх потерять ребёнка – один из самых серьёзных страхов, он очень удобен для шантажа: любое поведение, отличное от предписанного, может стать поводом для лишения родительских прав.

Например, сейчас в России если кто-то не может отдать кредит, коллекторы подают на него в суд на установление факта, что он не может надлежащим образом содержать ребёнка (денег нет даже на самое святое – оплату кредита, какой уж тут ребёнок) и лишение на этом основании родительских прав. То есть закон, а точнее его интерпретация, делает ребёнка заложником кредитных отношений и средством вымогательства.

Ювенальная юстиция – один из инструментов общего закрепощения населения, уже отработанный на Западе и сейчас внедряемый в России”.

17-05-2010 03-02




Комментирование закрыто.