Путину готовят жесткий удар, Украина получит больше оружия — Пионтковский

Народная правда

О возможных последствиях для Москвы расследования отравления Сергея и Юлии Скрипалей в британском Солсбери, о том, почему Кремль не пойдет на сотрудничество с Западом в вопросе химического оружия, какие санкции американцев будут наиболее болезненными для режима Владимира Путина и почему Украина получит новую военную помощь от США.

Об этом в интервью Народная правде. рассказал известный российский политолог и публицист Андрей Пионтковский.

— Каковы возможные последствия обвинения британцами ГУР Минобороны РФ в отравлении Сергея и Юлии Скрипалей в Солсбери, особенно с учетом вероятных санкций США?

— У меня такое ощущение, что пока англичане не выкладывали всю имеющуюся у них информацию. Понятно, откуда у них имена, паспорта (подозреваемых в отравлении Скрипалей Руслана Боширова и Александра Петрова, — НП). Они отследили, что за люди прилетали. Но вот почему они так твердо говорят, что это сотрудники ГРУ? Почему именно ГРУ, а не ФСБ, Росгвардии или еще чего-то? Возможно, у них у них есть настоящие имена убийц. Ведь «Петров» и «Боширов» — это данные фальшивых паспортов. Во всяком случае, даже в России для общественного мнения становится совершенно ясно, что преступление совершили именно те люди, которые показаны в записях.

Это делает более вероятным применение американцами второго этапа санкций, предусмотренных давно существующим законом 1992 года. Там речь идет о наказании государства, нарушающего Конвенцию о запрете химического оружия. Первый этап санкций был введен 27 августа. По этому закону Кремлю дается три месяца, чтобы признать вину, принести извинения, возместить ущерб и позволить экспертам посетить свои объекты, дабы убедиться в прекращении производства «Новичка».

— Кремль на это пойдет?

— Ясно, что ничего подобного Россия не сделает. В общем-то, и раньше предполагалось, что 27 ноября американцы введут второй тип санкций. Более того, уже сейчас в США это обсуждается, например, в Сенате уже говорят: почему нужно ждать до 27 ноября, давайте вводить сейчас. Россия ведь уже определилась. Так что это не мой прогноз, а констатация факта, что будут санкции второго этапа, а они очень жесткие. Они не точно сформулированы, там можно варьировать.

— Например?

— Например, понижение статуса дипломатических отношений. Такая формулировка предполагает много приемов — от отзыва послов до прекращения дипломатических отношений. Там четко есть прекращение импорта-экспорта не только товаров двойного назначения, а почти всего. Запрет полетов на территорию США, то есть запрет «Аэрофлоту» летать в США. Прекращение финансовых транзакций, что может толковаться даже как отключение РФ от SWIFT. Это набор уже принятых мер, для этого не нужно никаких решений. Администрация Трампа может это как-то тормозить, но в условиях того, что Трамп изолирован, а его собственная администрация настроена против его путинофильских увлечений, ему это будет очень сложно сделать. Кроме этого, обсуждается целый ряд санкций по законопроекту нескольких сенаторов, включая покойного Маккейна, а там признание России спонсором терроризма и, что будет очень болезненно, публикация американской финансовой разведкой данных о личном состоянии Путина.

— Путин может начать игру в допуск инспекторов, но не туда, куда они хотят?

— Нет, он нагнетает. Ему ведь дали возможность отступить. Есть персональные данные двух обвиняемых. Можно за пять минут доставить в прайм-тайм телевидения этих людей, которые расскажут, что они делали в Лондоне и Солсбери. Придумать что-то в стиле «народных мстителей» или «офицеров в отставке». В Вашингтоне есть крупнейший кремлевский агент Дмитрий Саймс (возглавляет вашингтонский «Центр национальных интересов», издатель журнала The National Interest, — НП), на мой взгляд, самый крупный руководитель российской внешнеполитической пропаганды. Так даже он своим хозяевам подсказывает, что нельзя не признавать вещи, которые всем очевидны. Но режим сознательно на это не идет. Почему? Это другой вопрос — или по глупости, или заинтересован в поднятии ставок. Но, отвечая на ваш вопрос: нет!

— Что будет с этими двумя людьми – Бошировым и Петровым?

— Вот Дмитрий Ковтун и Андрей Луговой когда-то спаслись тем, что прибежали на «Эхо Москвы», где стали все опровергать, чтобы их не ликвидировали. Вышли в паблик. (Ковтун и Луговой – вероятные убийцы Александра Литвиненко, Луговой сейчас депутат Госдумы РФ от ЛДПР, — НП). Если в ближайшие дни эти «Петров» и «Боширов» не прибегут на «Эхо», то значит, они уже мертвы.

Москва в глупом положении. И наверняка у британцев есть еще какие-то карты, наверное, они знают реальные имена и фамилии. Возможно, быстрота реакции и поддержка Британии Канадой, Францией и Германией говорят, что Тереза Мэй могла поделиться с ними какой-то информацией. У Москвы нет ходов, кроме позора и возможности дальше идти по пути этого позора.

— А зачем это Путину? На Западе и так предубеждение есть.

— Знаете, это система такая. Не факт, что он отдавал эту команду. Есть две гипотезы. Во-первых, они узнали, что в последнее время Скрипаль сотрудничал с британскими спецслужбами в вопросе испанских преступных группировок. Они, как известно, являются совместным предприятием путинской власти и уголовного мира. И Александра Литвиненко, совпадение это или нет, ликвидировали после того, как он начал сотрудничать с британцами по вопросу криминальных группировок на Западе. Ответ на этот вопрос не важен, важно, что будет происходить.

Дело не только в одном убийстве, а во всей агрессивной политике Кремля, в том числе и в отношении Украины. Запад сначала реагировал осторожно, но вот уже четыре года повышает уровень санкций. Не потому, что на Западе любят Украину, а потому, что понимают: если не ответить здесь, то на очереди Прибалтика. Тогда не выйдет сказать, как это сделали Барак Обама и генсек НАТО после аннексии Крыма, что мы не участвуем военным образом, поскольку Украина — не член НАТО. Так что санкции – это поддержка Украины. Но и прямая поддержка — технологическая помощь, поставки оружия — будут тоже нарастать.

[print-me]
Загрузка...


Ответить