Путин намеренно идет на конфронтацию с США, — Die Welt

InoPressa

Владимир Путин27

Намерения Владимира Путина ясны как божий день. Вопрос в том, как сегодня можно предотвратить войну.

Об этом пишет в статье на сайте Die Welt директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, передает InoPressa.

«Практически 15 лет назад Владимир Путин выступал с речью на немецком языке перед депутатами Бундестага, и ее можно было рассматривать как манифест четкого «выбора европейского направления». С того момента многое изменилось», — отмечает автор.

«Антитеррористического альянса с США, к которому стремился Путин, так и не сложилось. США утратили интерес к сотрудничеству с Россией, вошли в Ирак, занялись расширением НАТО и созданием системы ПРО», — продолжает свою мысль Тренин.

Пришедшие на место немецких и французских друзей Путина политики были более критичны к авторитарной политике России. Тогда «Путин яростно обличил гегемонию США на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году и вступил в войну против Грузии», — говорится в статье.

«Перезагрузке» американо-российских отношений при Обаме так и не суждено было осуществиться, а партнерство во имя модернизации с ЕС по большей части осталось риторикой. Сотрудничества по ПРО не получилось, а интервенция НАТО в Ливию окончательно поставила крест на доброй воле Москвы», — констатирует Тренин.

Как замечает далее эксперт, украинский кризис «поставил окончательную точку в беспрецедентном партнерстве между Россией и Западом, продолжавшемся четверть века; теперь снова все указывает на конфронтацию». Путин позиционирует сегодня Россию как самостоятельную цивилизацию — хоть и родственную европейской, но не являющуюся частью евроатлантического сообщества.

«В ходе всего своего правления Путин преследовал две цели: обеспечить целостность страны и восстановить ее статус как державы мирового значения. Обе этих цели, — отмечает Тренин, — требуют беспрестанной работы — и Путин не намерен отступать».

Американские и европейский представители медийного мейнстрима традиционно демонизируют Путина, представляя его в образе диктатора, стоящего у руля неповоротливого государства-изгоя. Часто его описывают и как капризного, непостоянного политика. «В этом есть доля правды, однако лишь в отношении тактических шахматных ходов. Что касается большинства принципиальных вопросов, то здесь курс Путина более понятен, чем у большинства политиков международного уровня «, — считает автор.

«От Запада — в особенности от США — Путин хочет уважения российских интересов в сфере оборонной политики и политики безопасности. Здесь в игру вступает как Украина, так и тема расширения НАТО на восток», — поясняет российский аналитик.

Путин хочет выступать на одном уровне с США на международной арене — это показывает ситуация в Сирии и российские действия на Ближнем Востоке в целом. «Для этого Путин готов задействовать армию — как для защиты и гарантии российских интересов, так и в качестве давления на Соединенные Штаты, которые все еще противятся тому, чтобы разговаривать с Москвой как с равным партнером», — пишет Тренин.

При этом Путин отдает себе отчет, что вынужден проводить свою политику в отношении Запада с позиции слабого. «У него на руках менее выигрышные карты и он понимает: лишь решительность и быстрые действия, сопряженные с риском столкнуться с более богатым и влиятельным соперником, позволят добиться преимущества».

Кремль делает ставку не на победу, а на недопущение поражения, полагает Тренин. Путин хочет поставить соперника в положение, приемлемое для Москвы, и прийти к такому партнерству, которое предполагает статус великой державы и «буфер безопасности» на Украине. «Для того чтобы добиться этого, Путин чередует демонстрацию намерений применить силу с готовностью к диалогу и компромиссам, отвечающим интересам России», — говорится в статье.

«Могут ли отношения между Россией и Западом быть еще хуже, чем сегодня?» — задается вопросом политолог. «К сожалению, да — и нужно четко понимать, что следующим этапом российско-американских отношений может быть не вербальная, а военная конфронтация». Она будет связана не с украинским конфликтом или агрессией против какой-либо страны НАТО, полагает автор — он опасается конфликта в Сирии. «Если США начнут бомбить сирийские силы или предоставят повстанцам вооружения, способные сбивать российские боевые самолеты, все указывает на то, что любая искра может привести к пожару», — говорится в статье. «Россия и США всего в шаге от непосредственного противостояния. Им следует в срочном порядке восстановить баланс в разладившихся отношениях, чтобы не допустить этого».

По поводу ситуации в Сирии, уверен Тренин, следует возобновить усилия Лаврова и Керри по достижению перемирия и инициировать новый политический процесс.

Относительно украинского конфликта следует исключить применение силы и угрозу эскалации вдоль линии разделения конфликтующих сторон на Донбассе.

В Европе на западных границах России больше не должно быть инцидентов с участием российских и натовских военных самолетов и боевых кораблей. Передислокация войск не должна иметь провокационный характер, а военные учения — выглядеть как подготовка к вторжению, рекомендует эксперт.

В конце концов, контроль над обычными и ядерными вооружениями должен быть восстановлен — это поможет обуздать гонку вооружений. И для всего этого необходимы надежные контакты между соответствующими инстанциями. В сегодняшних реалиях ждать чего-то большего не приходится, констатирует в завершение Тренин.




Комментирование закрыто.