Путин до сих пор не может смириться с потерей Украины, — Atlantic Council

ZN.UA

Владимир Путин

Когда марионетки Кремля на Востоке Украины объявили о создании так называемой «Малороссии», большинство людей посмеялись.

Об этом в статье для Atlantic Council пишет Питер Дикенсон, передает ZN.UA

Эта неуклюжая попытка подменить независимую Украину безвольным вассалом рассматривалась как очередное доказательство, что российские политические элиты безнадежно далеки от украинского общественного мнения. Но по крайней мере один человек в Москве не смогла понять, почему это было смешно.

Ключевой соратник Владимира Путина и куратор вторжения в соседнюю страну Владислав Сурков назвал провозглашение «Малороссии» способом поднять дискуссию в Украине. При этом он заявил, что российские боевики в Донбассе воюют, чтобы захватить всю страну.

«Киев хочет проевропейскую утопию. Донбасс ответил Малороссией», — сказал Сурков.

Российский президент Владимир Путин тоже высказал подобные оптимистичные сантименты во время саммита G20 в Гамбурге, где он обвинил украинских лидеров в «русофобии» и вбивании искусственного клина между Россией и Украиной.

«Я абсолютно убежден, что интересы Украины и России, украинского и российского народов полностью совпадают», — сказал Путин, обвинив Запад в препятствии российско-украинскому сближению «любой ценой».

Эти комментарии и поведение Москвы иллюстрируют очевидные российские иллюзии относительно катастрофической потери российского влияния на Украину с 2014 года. Кремль цепляется за выдумку, будто молчаливое большинство пророссийских граждан Украины ждут случая, чтобы устроить переворот в Киеве и направить страну в российские объятия.

Такое выдавание желаемого за действительное не ново. Оно совпадает с российским историческим нарративом о том, что любое движение за независимость Украины — это лишь «дело экстремистского меньшинства» и его иностранных союзников.

«Однако, события последних лет сделали басни Кремля о «славянской солидарности» еще большим анахронизмом. Хотя Путин отказывается это признавать, времена российского доминирования над Украиной переживают свой закат. И российский президент может в этом винить только себя», — говорится в статье.

По мнению автора, когда историки со временем оглянутся на крах украинско-российских отношений, они, очевидно, будут считать российское вторжение в Крым переломным моментом. Аннексия полуострова и гибридная война в Донбассе заставили украинцев серьезно пересмотреть свое отношение к России. Военная агрессия отравила двусторонние связи и превратила то, что было от начала торговым спором, в геополитический «разрыв века».

На личном уровне последствия войны особенно болезненны. Тысячи родственников, которые живут по разные стороны границы, теперь не общаются. Длительная дружба русских с украинцами стала жертвой агрессивной пропаганды. На национальном уровне опросы указывают на серьезный сдвиг в общественном мнении украинцев. Когда-то они поддерживали тесные связи с Россией. Но теперь такая позиция не популярна. Большинство украинцев выступают за членство в Евросоюзе и НАТО. Война также укрепила украинскую национальную самоидентичность, которая страдала после десятилетий существования СССР.

Многие в Москве, без сомнения, надееятся, что все это можно изменить. В конце концов, в истории немало примеров, когда отношения между странами улучшались после окончания кровопролития. Франция и Германия пережили две войны в 20-м веке, прежде чем стали союзниками и движущей силой объединенной Европы. Великобритания и Америка пережили серьезный разрыв в 18-м веке, но сейчас они близкие союзники. Время тоже может залечить раны нынешней войны между Россией и Украиной. Но когда отношения возобновятся, они будут опираться совершенно на другие принципы.

Автор отмечает, что в Украине сильно сократилось количество пророссийского электората из-за войны. Москва разорвала экономические связи, чтобы наказать Киев, но последние данные относительно украинского экспорта указывают на то, что наиболее болезненные дни уже позади. И украинские производители находят новые рынки на замену российскому. Также до войны Украина была под влиянием российской «мягкой силы». Многие украинцы смотрели российское телевидение, кино и слушали русскую музыку. Но за последние три года ситуация очень изменилась.

Не трудно понять, почему Москва не хочет признавать сокращение своего влияния на Украину. Став президентом, Владимир Путин поставил цель восстановить статус России как супердержавы и регионального гегемона, который был утрачен в 1990-х. Потеря контроля над важными имперскими форпостами не вписывается в этот нарратив. Вместе с тем, ничто не указывает на возможность возвращения российского влияния на Украину. В краткосрочной перспективе это может означать, что неинтенсивные бои могут продолжиться в Донбассе. А в долгосрочной — закат доминирования Москвы дает шанс Киеву проявить себя. Россия, наверное, уже проиграла войну за украинскую независимость, но Украина все еще должна победить.




Ответить