При Путине в Кремле установился очень самоуверенный режим — Los Angeles Times

ZN.UA

rossiya

Российское поведение под руководством Владимира Путина непостижимо. Соседние Грузия и Украина стали жертвами вторжения. Крым аннексирован российскими войсками, пока в Донбассе идет скрытая война.

Об этом на страницах Los Angeles Times пишет профессор политической экономики Королевского колледжа Лондона Штайн Ринген, передает ZN.UA

В Сирии Москва потворствует применению химического оружия и барельних бомб. В Великобритании совершено покушение после того, как было совершено другое политическое убийство. По всей Европе Москва поддерживает «правые» радикальные партии и организации. Опять же, в Великобритании она распространяла пропаганду перед референдумами о независимости Шотландии и Brexit. В Америке и Европе Россия систематически вмешивалась в выборы с помощью социальных сетей и других манипуляций. Недавно Путин начал свой уже четвертый шестилетний президентский срок, проведя инаугурацию в зале, где когда-то короновали царей. Как относиться к супердержаве, которая создает такой беспорядок?

Автор пишет, что при Путине в Кремле установился очень самоуверенный режим. Сметение времен его первого президентского срока, когда на Западе надеялись, что он очистит Россию от коррупции и направит ее на путь к верховенству закона, окончательно развеялось. Зато в Москве произошла клептократическая консолидация. Некоторые нелояльные олигархи потеряли свое имущество, а некоторые даже были брошены за решетку. Многие сбежали за границу. Но коррупция не исчезла, она только начала работать на узкий олигархический клан под контролем Путина.

Любая надежда на демократизацию была раздавлена. Россия теперь автократическая система, которая почти не изображает из себя демократию. На последних президентских выборах было семь кандидатов кроме Путина, но ни один из них не был независимым. Всех их одобрил Путин. Его режим не подотчетен любому внешнему контролю, эффективному законодательству, судебной системе или эффективной перессе. Соблазнительной кажется мысль, что мир имеет дело с примитивным режимом, которому не хватает воображения за пределами применения грубой силы. Но это было бы недооценкой Путина и его окружения. По мнению автора, на самом деле они продвигают сложну идеологическую повестку дня.

Когда СССР распался, Запад считал это падением коммунистической диктатуры. Но россияне видели в этом нечто другое: потерю империи. СССР был монументально успешным в завершении процесса российской экспансии от Центральной Азии до Центральной Европы, который длился веками. И за ночь его не стало. Поэтому Путин начал работу с восстановления империи. Его набор идей направлен на достижение этой цели и внесения его имени в историю как царя, который начал большое дело.

Путинская идеология начинается с видения под названием «Евразия». Согласно ему, Россия — это духовная империя исторически-религиозного происхождения, империя добродетели. Географическая империя может развалиться, но духовная легитимность выживает не зависимо от того, где пролегают национальные границы. Поэтому Украина с российской точки зрения не может быть независимой и европейской, потому что она просто не такая. Она якобы евразийская и обязательно является частью духовной России.

Второй компонент идеологии — у России есть враги, среди которых Евросоюз, США, либеральность и демократия. С точки зрения Москвы, это утверждение доказывает западная политика после падения СССР. Бывший советский лидер Михаил Горбачев согласился на объединение Германии якобы в обмен на обещание от Америки и Берлина, что НАТО не будет расширяться на восток. И это обещание «было нарушено», когда бывшие страны Варшавского договора вступили в НАТО. Европейское сближение с Украиной было продолжением этой «измены». Американцы и европейцы, по мнению Москвы, никогда не будут уважать или относиться к России как к равной. Из этой идеи следует, что Россия как евразийская империя духовности должна бороться и имеет право выбирать способы борьбы. Поскольку в России якобы все вокруг враги, то ей ничего и не остается, как бороться.

Однако, Путин все же предстал перед дилеммой: у него большие амбиции, но слишком мало власти. Российское государство отстало из-за своей примитивной экономики и плохих стандартов образования и здравоохранения. Поэтому борьбу приходится вести грязными методами. Как заметил историк Тимоти Снайдер, суть российской внешней политики в стратегическом релятивизме.

«Россия не может быть сильной, поэтому она пытается сделать других слабее», — объяснил Снайдер.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.