Почему Запад не хочет защищать Украину от Путина, — The American Interest

The American Interest

Владимир Путин 2

Главная проблема НАТО – не военная слабость Европы, а ее политическая разобщенность.

«В ходе недавней конференции в Европе, на которой присутствовали политические и военные деятели из разных стран НАТО один за другим «оплакивали» решения 1990-х и 2000-х годов по интеграции постсоветских стран в Североатлантический альянс. Генеральная линия этих высказываний была примерно следующая: «Мы не могли им отказать, но лучше бы отказали», — пишет в своей колонке для The American Interest политолог, доктор наук в области международных отношений Эндрю Михта.

Спикеры также не преминули упомянуть об исторических интересах России в восточноевропейском регионе и ее чувстве обособленности, отмечает автор. Эти высказывания предполагали, что «коллективный Запад» якобы виноват в том, что после украинского кризиса Евросоюз оказался на краю бездны. Там не было ни одного человека, который бы сказал, что, возможно, Европа движется в пропасть не потому, что разрешила новым демократическим странам интегрироваться в НАТО, а потому что путинская Планета Россия внезапно вернулась к экспансионизму.

Если вы поддерживаете подобную точку зрения, у вас будет достаточно единомышленников, пишет Михта. Особенно это заметно среди европейцев, где потребительские интересы подменили изначальные идеи единой и свободной Европы. Тем не менее, эскалация войны в Украине и проявившиеся прорехи в европейской обороне снова поставили на передний план вопросы взаимных обязательств стан-участниц НАТО. Эпоха свободной политической риторики предыдущих десятилетий приходит к концу.

Потребительские интересы европейцев подменили изначальные идеи единой и свободной ЕвропыАвтор отмечает, что сегодняшние проблемы НАТО связаны не с нехваткой средств на приведение войск в готовность – это можно легко исправить при помощи минимальной политической воли. Альянс скорее разделен политически, и раскол прошел по наиболее фундаментальным вопросам, которые являются сферой общей ответственности. Речь идет не о солидарности или коллективной обороне — эти вопросы прописаны в соглашениях однозначно. Вопрос в том, насколько важны для старой Европы страны, которые интегрировались в европейское пространство после Второй мировой войны? Правда в том, пишет политолог, что европейцы до сих пор по-разному смотрят на то, кто достоин стать членом элитного клуба «настоящей Европы».

Так изменилось ли что-то в отношении Европы к постсоветским демократиям с момента падения железного занавеса? Михта утверждает, что сегодня Европа снова поделена по историческим и культурным параллелям на «настоящую Европу», кончающуюся на Одере, «полу-Европу», тянущуюся от Западного Буга на Востоке и Прибалтики на Северо-востоке, и «не-Европу», начинающуюся в Украине и тянущуюся дальше на Юг и Восток.

Источник: Новое Время




Комментирование закрыто.