Почему в ЕС хотят сохранить газовый транзит через Украину

Одной из тем саммита «Украина-ЕС» и встречи министров иностранных дел ФРГ и Украины было создание международного консорциума по управлению украинской ГТС. Какие же интересы сторон в газовой сфере?

«Мы настроены сотрудничать с Германией в деле модернизации украинской газотранспортной системы», — заявил 26 февраля после переговоров со своим немецким коллегой в Берлине министр иностранных дел Украины Леонид Кожара. За день до этого в Брюсселе в рамках саммита «Украина-ЕС» министр энергетики Эдуард Ставицкий и еврокомиссар по энергетике немец Гюнтер Эттингер договорились насчет проведения круглого стола, чтобы обсудить возможность создания международного консорциума по управлению украинской ГТС.

Кроме того, Ставицкий объявил в Брюсселе о технической возможности и о намерениях Украины закупать уже в ближайшем будущем весь газ в Западной Европе и доставлять его в Украину через Польшу, Словакию и Венгрию реверсным путем.

Никакой сенсации

Некоторые наблюдатели расценили такое заявление как «фантастически сенсационное». На самом же деле, никакой сенсации здесь нет. О наличии технической возможности для реверсных поставок Эттингер говорил еще в сентябре прошлого года. Подписаны также контракты с немецким газовым трейдером RWE Supply & Trading на поставки 5 миллиардов кубометров газа в Украину в течение 2013-го года, а в ноябре 2012 года, по сообщениям печати, в рамках соглашения с RWE, Украина уже получила через Польшу 56 миллионов кубометров газа в реверсном режиме. До конца текущего квартала Киев планирует начать импорт газа по спотовым ценам из Европы через территорию Словакии и Венгрии.

Более сенсационным выглядит реанимация идеи создания международного консорциума по модернизации и управлению украинской ГТС. Примечательно то, что, размышляя на эту тему в Брюсселе, министр энергетики Украины заявил о намерении привлечь к участию в круглом столе представителей европейских и американских компаний, а также представителей стран Каспийского региона. Газпром он не вспомнил, хотя именно российским газом заполнены украинские трубы.

Интересы сторон

Возобновление интереса Евросоюза к идее международного консорциума по ГТС Украины источники DW в Брюсселе объясняют снижением шансов на реализацию проекта газопровода Nabucco, которым предполагалось поставлять в Европу нероссийский газ. Вместо этого будет построен трубопровод «Южный Поток», по которому российский газ пойдет в обход Украины вслед за «Северным Потоком», который уже действует и даже будет расширен, вопреки тому, что это вызовет недовольство в Киеве.

Из геополитических соображений ЕС не хочет, чтобы Украина полностью потеряла роль стратегически важного транзитного государства. Казалось бы абсурд, учитывая перебои в снабжении газом из России стран Западной Европы, которые уже имели место быть. Но именно так в Брюсселе понимают идею диверсификации: если топливо поступает через украинскую трубу, то это позволяет задействовать больше рычагов влияния на Россию, которая в такой ситуации вынуждена договариваться не только с конечным покупателем, но и с транзитером — Украиной. «Никакие  ценности или экономические мотивы здесь роли не играют, — говорят в Брюсселе. — Это чистая геополитика, метод привязать транзитную территорию Украины к ЕС, подсластить Киеву выбор в пользу ассоциации с ЕС, а не с Таможенным союзом».

Украина — перспективный рынок

ЕС заинтересован в сохранении и даже укреплении украинского транзита еще и потому, что он лишает Россию гипотетической возможности перекрыть газовый вентиль украинской экономике, полностью зависящей от российских энергоносителей. Украина — это не Беларусь и не Молдова, объяснил DW представитель немецких деловых кругов, это страна с огромным промышленным потенциалом и 45 миллионами потребителей. Это перспективный, причем очень близкий к немецким экспортно-ориентированным предприятиям рынок сбыта. Без российского же газа украинская экономика остановится и никто не знает, как в таком случае можно будет стабилизировать эту страну.

Именно эти соображения и побудили реанимировать идею международного консорциума по управлению ГТС Украины. Впервые ее старался реализовать еще в 2002 году тогдашний канцлер ФРГ Гергард Шредер. Один из участников тех переговоров рассказал корреспонденту DW, что Шредеру тогда удалось в Москве усадить за стол переговоров Путина и Кучму, что эти трое в принципе договорились о создании консорциума с участием фирм из ФРГ, России и Украины. «Но со временем немцев выбросили из проекта, дескать, без них сделаем, трубы-то наши, еще с советских времен остались, — упоминает очевидец. — Но в конце концов Москва с Киевом не сумели договориться. К тому же, в Украине приняли закон, объявивший ГТС национальным достоянием и запретивший  продавать трубу».

Теперь, говорят немецкие аналитики, с введением в эксплуатацию «Северного Потока» и планируемым сооружением «Южного», ситуация изменилась, а Украина рискует оказаться на «газовой обочине». Поэтому в Киеве стали искать новые подходы к бывшей идее консорциума, которую поддерживают и европейские политики.

Компании доверяют Газпрому

При этом некоторые немецкие энергетические концерны отнюдь не разделяют скепсиса насчет России. «Такие фирмы, как Wintershall, BASF, E.ON Ruhrgas и даже Energie Baden-Württemberg получают газ от Газпрома. Они готовы изолировать Украину, им наплевать на то, что там происходит, — заявил в интервью DW на условиях анонимности источник в немецких энергетических кругах. — Они хотят покупать газ в России напрямую — через «Северный» и будущий «Южный» потоки».

Другое дело — фирма RWE, единственная из больших немецких компаний, которая не работает с Газпромом. Она покупает газ в Норвегии и у других поставщиков, и если Украина к ней обратится с просьбой продать топливо в реверсном режиме, то она готова пойти на это. RWE — это также та самая  компания, напомнил в этой связи собеседник DW, которая в свое время выдвинула бывшего министра иностранных дел ФРГ Йошку Фишера в главные лоббисты Nabucco, надеясь, что этот проект будет реализовано без участия России.

ИСТОЧНИК: DW, перевод «ХВИЛЯ»

 




Комментирование закрыто.