Побывавшая в плену дончанка рассказала о зверствах «донских казаков» на Донбассе

Четвертая власть

казак

Бывший украинский журналист Александр Чаленко, который в настоящее время живет в России и работает на кремлевские СМИ, записал интервью с жительницей Донецка Анной Сергиенко, которую вместе с мужем похитили и пытали так называемые «донские казаки».

«Уверен, что и через 10 лет в ДНР и ЛНР местные жители будут вздрагивать от ужаса при слове «казак». Никто, наверное, больше этих мерзавцев и ничтожеств, которые фронту предпочитали отжимы и пытки людей в подвалах, в деле дискредитации идеи Новороссии и Русского мира не сделал.

Не верите, тогда прочтите вот это интервью с молодым донецким предпринимателем Анной Сергиенко, которая была похищена вместе с мужем и больше двух месяцев провела в абсолютно нечеловеческих условиях в «казачьем» подвале» — написал Чаленко.

До войны Анна Сергиенко была частным предпринимателем и имела торговую точку на донецком рынке «Сокол». После начала войны рынок был захвачен боевиками одной из казачьих группировок, которые переименовали его в «Казачий привоз». «Директором» рынка при этом стал Анатолий Якубенко, который с мая резко поднял арендную плату для всех торговцев.

якубенко

В ноябре 2014 года Анна Сергиенко и другие арендаторы попросили казаков, которые взяли рынок «Сокол» под свой контроль, снизить им арендную плату, поскольку из-за сложной экономической ситуации в городе торговля остановилась и не приносила прибыли. После этого Сергиенко попала в немилость к казакам. 30 ноября в три часа дня боевики похитили Анну и ее мужа вместе с их автомобилем. Момент похищения на видео удалось зафиксировать соседям Сергиенко.

«— Машину окружили вооруженные автоматами 5-6 человек и потребовали выйти.

Мы заблокировали двери, что позволило мне позвонить брату и сообщить о нападении, нам разбили боковые окна и за волосы меня вытащили из машины, и несмотря на сопротивление и крики, затолкали в машину, а людей которые собрались на крики , запугали выстрелами из автоматов.

В машине у меня отобрали телефоны и завязали глаза. Ехали минут 30. Меня усадили на металлический пол и не давали подняться, руки держали крепко и больно, а Вите, мужу, одели наручники и перетянули.

У него остались шрамы, не снимали несколько часов, слава богу ,что руки уцелели, ведь они забрали ключи и открывали наручники подручными средствами. Ребята на месте помогли. Нас с Витей рассоединили и держали в разных помещениях» — рассказала женщина в интервью.

Условия содержания Анна Сергиенко описала, как нечеловеческие.

«Меня и моего мужа продержали в, мягко говоря, собачьей конуре 1,5м на 1,5м, они называли ее стакан, в темноте и холоде. Это бетонная постройка с металлической дверью и крышей (склад). Отобрали имущество и документы…

В плену нас продержали 75 дней и держали бы и дальше, если бы муж не сбежал. Поэтому я точно утверждаю, что держали казаки…видела их расположение.

Держали 6-7 дней на улице Майской, а после — 68-69 дней — на стройке метро, в Буденновском районе Донецка.

Я и до этого знала, что такое голод, там я еще узнала, что такое жажда и как терпеть до последнего в туалет. Рядом с лавкой стояло ведро, его не часто забирали. После очень болел живот, у меня был цистит, перенесла пневмонию…хотя когда “горела” мне было легче , казалось что смогу уснуть и не проснутся, вернее проснуться в другом месте. А темнота…она же давит. Одиночество…один на один со своими мыслями. Я много плакала, просила пощады, не понимаю, за что мне такое испытание. Они были глухи, к просьбам сообщить родным о моем и Витином нахождении, позвонить не давали. Мне говорили, что меня не ищут, а родные погибли, наверное еще один вид пытки.

Первые шесть дней на Майской меня не оставляли одну — со мной сидел вооруженный автоматом человек…Люди менялись каждые 6-8часов, хоть какая-то компания, правда, тогда я этого не понимала и хотела остаться одной. Я не преступник и не понимаю, что произошло с людьми и мужчинами, в частности? Откуда такая жестокость? Не хочется это описывать.

Когда совсем стало невыносимо, думала умру. Похитители перевели меня в саманный дом, где мне выделили комнату с забитыми окнами и железной дверью, но там было тепло. Правда, кормили раз в двое суток, у меня был ОЧЕНЬ строгий пост.

Пшеничная каша без соли, была вкуснее макарон без соли. Хлеб давали очень редко, говорили, что и у самих нет. Иногда приносили суп. На фоне каш без соли, суп был очень вкусным. За 75 дней меня водили в душ 6 раз» — сообщила дончанка.

По словам Анны Сергиенко, боевики отобрали у нее деньги, машину и драгоценности. Вернуть все это до сих пор так и не удалось. При этом в «правоохранительные органы» ДНР не пытаются найти и вернуть ее автомобиль, на котором долго катался один из казаков.

Освободили дончанку 12 февраля после того, как ее мужу удалось сбежать. Осознав, что супруг может поднять шум, казаки выбросили Анну связанную, в наручниках и с мешком на голове недалеко от Щегловского кладбища. Пригрозили, чтобы молчала, если хочет остаться живой.

По словам женщины, она пожаловалась на своих похитителей «правоохранителям» ДНР, но те арестовали только Анатолия Якубенко. Остальным его подельникам дали уйти.

«-Арестовали на данный момент только Якубенко. Остальные в розыске, как мне сказали. Однако после моего освобождения ко мне неоднократно приходили с угрозами.

Самой противно, что поверила органам. Они же дали возможность многим преступникам залечь на дно. Говорили, что нет приказа, а за время после моего освобождения, что произошло с людьми, которые были в плену у казаков, как и я? Почему не было своевременной реакции?

Я нашла видео, где есть один из державших меня в плену, а мне в полиции ДНР ответили, что это не интересно. Давала много позывных, ни одного опознания после разоружения казачества не было.

Там, кстати, в этой казачьей банде, было много сидевших, которые рассказывали мне о понятиях. Я убедилась только, что это не тюрьма, а концлагерь. Не могу разобраться в понятиях, где написано , что издеваться над женщиной почетно…» — пожаловалась Сергиенко.

Женщина также заявила, что в мае казаков разоружили, однако после их устранения порядки в Донецке мало изменились.

«Сейчас на рынке «Сокол» происходит непонятное — вроде и казаков сняли, а люди пропадают, и продолжается запугивание». — призналась Анна.

По словам Сергиенко, в ДНР она не видит своего будущего и не верит правительству сепаратистов, которое не желает наказывать мародеров и бандитов.

Источник: Четвертая власть




Комментирование закрыто.