О новом вызове для Украины

Терминал

газопровод

Играя на уменьшении объемов газового транзита через нашу страну, строительство «Eastring» должна заставить власть искать новое места Украины в газовом секторе европейской энергосистемы.

Этот газопровод может помочь России реализовать ее планы по обнулению украинского газового транзита, но при этом данный проект станет реальностью лишь в случае присоединения к нему других, кроме РФ, поставщиков из Центральной Азии и Ближнего Востока, пробивая нероссийскому газу путь на европейский рынок. Украина же при этом получит не только риски, но и новые возможности.

Во время саммита Восточного партнерства в Риге был дан старт новому этапу в реализации «Eastring». Формально это произошло через подписание Общей Декларации о содействии объединения существующей инфраструктуры газотранспортных систем между Болгарией, Румынией, Венгрией и Словакией. В качестве основной причины для запуска «Eastring» его потенциальные участники продолжают называть необходимость обеспечения стабильных и бесперебойных поставок природного газа в регионы Центральной и Восточной Европы. По своей сути подписанная декларация – это исключительно политический документ о намерениях совместного поиска новых источников газовых поставок на фоне обострения отношений ЕС с Россией. Другой вопрос – во что может перерасти проект, который многие стороны, включая участников, будут использовать для реализации своих интересов. Особенно важное значение будет иметь реакция Украины на проект и место нашей страны в реализованном «Eastring», а также последствия влияния газопровода на украинскую газовую сферу.

Для начала отметим, что развитие инициативы проекта «Eastring» происходит при самом активном участии Словакии как стороны-инициатора и главного лоббиста возможного нового газопровода. Сама инициатива появляется в условиях самого активного обострения отношений России и ЕС, включая газовую составляющую, за последние 10-15 лет. Как результат испорченных отношений, Евросоюз принял решение о создании Энергетического союза и полного объединения энергосетей, включая газопроводы. Более того, Россия продолжает терять позиции как поставщика на европейском газовом рынке, а Брюссель пытается получить доступ к каспийскому и ближневосточному газу уже в ближайшие 4-5 лет. На этом фоне расценивать «Eastring» как проект, направленный восточноевропейскими членами Европейского Союза, имеющих в целом относительно лояльную позицию к России, исключительно на обнуление украинского транзита – не совсем корректно. «Eastring» – это скорее попытка восточноевропейских стран ЕС снизить газовые риски со стороны России и Украины, а также подготовить газовые сети Восточной Европы к будущему поступлению газа из Азербайджана, Ирана и, возможно, Туркменистана.

Об этом, кстати, открыто заявляет директор иностранного развития словацкой компании Eustream, активно лоббирующей «Eastring», Марек Тополанек. По его словам, новый проект предлагает решение, позволяющее за сравнительно короткие сроки связать западные рынки с юго-востоком Европы и новыми источниками газа. Под ними подразумевается не только Россия, влияние которой ЕС пытается успешно сейчас минимизировать, но и ресурсы Каспийского региона, акваторий Черного и Средиземного морей и максимальное использование потенциального газового хаба в Турции.

Источник: Терминал




Комментирование закрыто.