НКРЭКУ сознательно создает условия для убыточной работы ТЭЦ, — эксперт

"Хвиля"

Электроэнергия

Национальный регулятор (НКРЭКУ) намеренно ставит компании тепловой электрогенерации в условия убыточной работы, тем самым лишая их возможности платить даже за топливо. Это значит, что о стабильности работы ОЭС Украины не приходится говорить, а о накоплении запасов топлива на следующую зиму можно вообще забыть.

Об этом пишет заместитель директора Центра исследований энергетики Вадим Гламаздин, комментируя принятое НКРЭКУ решение о повышении тарифов на закупку электроэнергии, выработанной ТЭЦ, и понижении тарифов для ТЭС.

Эксперт отмечает, что доля ТЭЦ (теплоэлектроцентралей) в выработке электроэнергии в стране составляет 5%, в то время как доля ТЭС (теплоэлектростанций) – около трети.

Согласно приведенным расчетам, при сжигании одной тонны угля возможно произвести 1900 кВт электроэнергии. Официально признанная регулятором стоимость одной тонны угля составляет 1736 грн. Соответственно, топливная себестоимость 1 кВт электроэнергии для ТЭС составляет 1736/1900=0,91 коп/кВт-ч. С учетом остальных затрат полная себестоимость при текущей цене на уголь составит порядка 122 коп/кВт-ч. НКРЭКУ установило тарифы на электроэнергию, выработанную на ТЭЦ, в размере 157 коп/кВт-ч, а для ТЭС – 80 коп/кВт-ч. То есть тариф для ТЭЦ уже с февраля покрывает себестоимость, а в марте даже будет давать прибыль. А для ТЭС он установлен на уровне 80 коп/кВт-ч, т.е. не позволит даже заплатить за уголь.

Кроме того, от тарифов для угольных ТЭС зависят и зарплаты шахтеров: «У генерации нет денег на закупку угля, соответственно, она его не закупает. А значит, шахты его не продают – некому. А значит платить шахтерам нечего». Гламаздин подчеркивает, что кроме шахтеров, которые провели две волны акций протестов, на улицы могут выйти и энергетики.

Эксперт также акцентирует внимание на том, что потеря трети генерирующих мощностей в системе будет означать развал объединенной энергосистемы Украины и возникновение угрозы повреждения украинских атомных станций. По словам Гламаздина, увеличение импорта электроэнергии также не решит проблему, так как в украинской энергосистеме нет сечений для импорта такого количества энергии.

«Вопрос возникает только один – какая статья? Преступная халатность или вредительство? Других вариантов не видно», — отмечает эксперт.




Комментирование закрыто.