Кремль не способен воспользоваться противоречиями между ЕС и США, — Die Zeit

ZN.ua

сша_россия

Почему Запад и Россия больше не могут договориться о единой политике в сфере безопасности? Потому что Владимир Путин сосредоточен не на нерушимости границ, а не разделения сфер влияния.

Об этом на страницах немецкого издания Die Zeit пишет Михаэль Турманн.

Он замечает, что в Москве заметили определенную раздробленность стран НАТО на саммите, который состоялся на прошлой неделе. Но к злорадству прибавилось еще и чувство разочарования, когда президент США Дональд Трамп заговорил об угрозах со стороны России. В Кремле надеялись на нечто большее от американского лидера, чем антироссийские слова. Тем временем, кажется, что Россия почти смирилась с тем, что у нее плохие отношения с Западом. В прошлом СССР всегда пытался сыграть на спорах в западном блоке, пытаясь опутать европейцев и отобрать их благосклонность у американцев. Особенно хорошо у Кремля это вышло в 1966 году, когда тогдашний президент Франции Шарль Де Голль прибыл в Москву с визитом. А вот когда Путин встретился с новым французским лидером Эммануэлем Макроном, разговор прошел в очень холодной атмосфере, в которой чувствовалась дистанция.

По мнению обозревателя, разочарование россиян и европейцев друг в друге кроется в разрушенном под Европой фундаменте. Особенно это было заметно на круглом столе, который прошел в Санкт-Петербурге в конце мая. Участники дискуссии от ЕС и России пытались разговаривать друг с другом, но у них не получилось.

Какой бы не была тема, через пять минут почиланася спор о расширении НАТО, войне в Косово, расширении ЕС и войне в Украине. Поэтому общий язык сторонам еще долго не удастся найти. «Когда европейцы говорят о надежных границах, они имеют в виду то, что нельзя отправлять войска через границу другого государства, как Россия это сделала в Украине в 2014 году, а также нельзя аннексировать чужие территории, как в Крыму. Когда же российская власть говорит о надежных границах, она имеет в виду неприемлемость расширения НАТО и ЕС.

Власть и влияние в ее понимании неприкосновенны. Европейцы говорят о государственных границах, россияне — о сферах влияния», — объясняет автор. По его мнению, «болевой порог» России заканчивается за несколько сот километров от западной границы Беларуси и Украины, на границе Сербии, которую Москва ни за что не хочет видеть в НАТО и ЕС. И эти мечты России о сфере влияния мешают ей разрядить отношения с Европой и получить выгоду от противоречий между Брюсселем и Вашингтоном, которые появились благодаря Трампу.

Источник: ZN.ua




Комментирование закрыто.